Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Эфоса Оджомо: «Парадокс процветания — парадоксальная идея»

Время чтения: 9 мин.
Просмотров: 40

Эфоса Оджомо: «Парадокс процветания — парадоксальная идея»

 

Эфоса Оджомо (Efosa Ojomo), который возглавляет практику Global Prosperity в Институте прорывных инноваций Клейтона Кристенсена, рассказал в интервью Карен Кристенсен (Karen Christensen) об оптимальной форме инноваций, которые могут дать необходимый толчок странам с развивающейся экономикой.

 

Карен Кристенсен: От всемирной пандемии пострадали все, но можете ли вы рассказать о ее конкретных последствиях для стран с развивающейся экономикой?

 

Эфоса Оджомо: Безусловно, COVID-19 затронул весь мир, но развивающиеся страны серьезно пострадали по четырем направлениям. Во-первых, произошла значительная потеря капитала, необходимого для роста экономики. С начала пандемии международные инвесторы вывели из развивающихся стран более $100 млрд, посчитав риски слишком большими.

 

Во-вторых, правительствам этих стран пришлось перенаправить свои основные ресурсы на борьбу с кризисом, что для них означает невозможность заботиться о докризисном уровене экономики. В-третьих, на социальном уровне и уровне домохозяйств, представители национальных диаспор, которые обычно отправляют заработанные деньги членам своей семьи домой, теперь не смогут этого сделать. Например, значительная часть ВВП Филиппин поддерживается за счет денежных переводов, на которые серьезно повлияла массовая потеря работы гражданами этой страны, проживающих за рубежом.

 

Последняя ключевая область — бедность. Страны с формирующейся рыночной экономикой рискуют потерять десятилетия активного роста. Только в Африке мы имеем дело с более чем 50 миллионами человек, рискующими снова скатиться в крайнюю нужду. И это лишь некоторые из примеров, описывающих влияние COVID-19 на развивающиеся экономики.

 

К. К.: Вы написали книгу о «парадоксе процветания». Как бы вы это определили, и насколько это важно для решения всех вышеуказанных проблем?

 

Э. О.: Парадокс процветания — это парадоксальная идея о том, что привлечение внимания к бедности, на самом деле, не устраняет бедность. Если посмотреть на глобальную индустрию развития, то основное внимание уделяется устранению видимых признаков бедности. Но если вы приедете в бедную страну и увидите дефицит качественного образования и здравоохранения, то ваша первая реакция по понятным причинам может быть выражена словами: «давайте построим школы» или «давайте построим больницы». Это подход, принятый промышленным комплексом развития, чьи результаты на сегодняшний день неутешительны. При том, что многие из этих показателей выросли в различных областях — бедность осталась.

 

Более эффективный подход к сокращению бедности и обеспечению устойчивого процветания — это инвестирование в инновации и в их особый тип, который мы назвали «инновации, создающие рынок».

 

К. К.: Как вы определяете «инновации, создающие рынок»?

 

Э. О.: Экономика — это комплексная структура, состоящая из государственной машины, частного сектора, НПО, гражданского общества, институтов и инфраструктуры. В своем исследовании мы попытались это упростить, взглянув на экономику через призму потребления или его отсутствия.

 

Практически каждую экономику можно разделить на людей и организации, которые потребляют, а также людей и организации, которые от него отказываются. Всегда есть те, которым было бы выгодно получить доступ к определенным видам продукции или услугам, но из-за определенных барьеров, таких как доступность, время, деньги или навыки, они их приобрести не могут. Мы называем этих людей непотребителями, а процесс – непотреблением.

 

Инновации, создающие рынок, превращают сложные и дорогие продукты в простые и доступные по цене, так что даже непотребители могут получить к ним доступ. Поступая так, они устраняют барьеры на пути потребления и обеспечения всеобщего процветания.

 

Одна из компании, которая блестяще сделала это — Celtel, создавшая рынки мобильных телефонов для непотребителей в ряде беднейших стран мира. В Celtel смогли сделать мобильные телефоны доступными, позволив людям приобретать минуты разговора постепенно — если вам необходимо разговоров на пять минут в месяц, вы можете приобрести пять минут эфирного времени. В компании также придумали, как сделать мобильные телефоны настолько простыми, чтобы клиентам не требовался опыт для их использования. В Celtel обеспечили потребителям легкий доступ к своим продуктам за счет использования широко распространенной неофициальной розничной сети, которая состоит из людей, продающих свою продукцию по обочинам дорог. С точки зрения экономии времени, они позволили покупать мобильные минуты с помощью скретч-карт. Чтобы процарапать карту и ввести информацию в телефон, требуется меньше минуты.

 

Все началось с вопроса к Celtel: «Почему люди в странах с развивающейся экономикой не используют сотовые телефоны?». В результате инноваций, создающих рынок, на сегодня в Африке около миллиарда абонентов мобильной связи. Эта отрасль предоставляет миллиарды налоговых долларов в год и содержит (по крайней мере делала это до COVID-19) около трех-четырех миллионов рабочих мест, имея стоимость примерно в $150-200 млрд. Именно влияние такой суммы может оказать помощь инновациям, которые будут способствовать созданию полноценного рынка.

 

К. К.: Вы верите, что сегодняшние новаторы могут воспользоваться возможностями для создания совершенно новых драйверов роста для своих организаций. Есть ли какие-то сектора экономики, где находится наибольшая часть этих возможностей?

 

Э. О.: Да, есть такие, но я обнаружил, что размышление о возможностях через призму определенных отраслей способствует зашоренности взглядов и препятствует инновациям. Я бы предпочел призвать читателей меньше думать об отраслях и больше о борьбе. Если новаторы посмотрят сквозь призму борьбы людей, они откроют для себя бесконечные идеи и возможности. Например, во многих странах с развивающейся экономикой их граждане борются за получение доступного жилья, поэтому здесь есть возможность для создания рынка. Кроме того, подавляющее большинство людей в Африке и Южной Азии тратят более 50% своего дохода на еду, что говорит о существовании возможности создания рынка здоровой и недорогой еды. Если новаторы будут преломлять свои идеи через призму борьбы, они откроют много возможностей.

 

К. К.: По мере нашего продвижения вперед неизбежны периодические кризисы. Какие шаги могут предпринять руководители, чтобы подготовить свою организацию к этому?

 

Э. О.: Я бы посоветовал руководителям держать в своем портфеле несколько типов инноваций. Как уже отмечалось, инновации, создающие рынок, одновременно создают и новые рынки; но есть и другие важные инновации, которые совместно поддерживают жизнеспособность организаций. Поддержание инноваций улучшает существующие продукты, как хороши бы они ни были с самого начала. Для сравнения, вспомните об улучшенной камере на своем смартфоне или новых цифровых функциях в своем автомобиле. 

 

Также есть инновации и в области повышения эффективности, способствующие тому, что организации могут делать больше с меньшими затратами. Оказывается, многие компании переоценивают возможное количество инноваций в области поддержки и повышения эффективности. Немногим организациям помогает правильно сбалансированный портфель, включающий в себя и те инновации, которые создают рынок. 

 

На уровне общества, формирующие рынок инновации создают больше рабочих мест и увеличивают налоговую базу. Так что, в конечном итоге, они способствуют большему процветанию. Это должно стать значимым аргументом в пользу инвесторов, поскольку означает, что они могут способствовать повышению благосостояния в странах с развивающейся экономикой. В результате, когда произойдет следующий кризис, люди в этих странах не пострадают так сильно, как это случилось с пандемией COVID-19. 

 

К. К.: Вы недавно потеряли своего наставника, когда умер известный исследователь инноваций и профессор Гарварда Клейтон Кристенсен (Clayton Christensen). Чему он научил вас в области инноваций?

 

Э. О.: Профессор Кристенсен многому меня научил в области управления и экономического развития. Но, пожалуй, самый главный из его уроков — это как правильно формулировать проблемы, чтобы у нас появилось больше шансов найти верное решение.

 

Что касается инноваций, то он научил меня трем основным вещам. Во-первых, не все инновации одинаковы. Инновации необязательно должны быть высокотехнологичными или многофункциональными. С точки зрения влияния на экономическое развитие, одни повышают эффективность в данной отрасли, другие создают новые рынки, а третьи улучшают существующие виды продукции. Каждый их вид важен для устойчивого экономического развития, где создающие рынок инновации часто служат фундаментом, на котором строятся многие динамично развивающиеся экономики.

 

Во-вторых, инновации — это процесс, а не событие. Угадайте, какой американский город известен как колыбель промышленной революции: Нью-Йорк? Бостон? Фактически, это Лоуэлл, Массачусетс. Частично благодаря текстильному бизнесу, Лоуэлл процветал как крупный промышленный город в 1850-х годах и объединял огромный коммерческий комплекс в США. Но к началу 1900-х годов он начал терять рабочие места в южных штатах. А к 1931 году его описывали уже как «депрессивную промышленную пустыню». 

 

Лоуэлл приобрел известность, потому что здесь находились фирмы, которые вводили новшества для удовлетворения потребностей клиентов как на местном, так и на национальном уровне. Новаторы в области текстиля разработали здесь модель производства рабочей силы, известную как «система Лоуэлла», которая резко снизила стоимость текстильного производства, сделав труд более гуманным для рабочих и, в конечном итоге, привела к буму текстильного производства. Но, со временем, текстильные фирмы Лоуэлла уже не могли оперативно реагировать на изменения в своей отрасли. Чтобы город оставался процветающим, предпринимателям там было необходимо развиваться и заново изобретать свои бизнес-модели. Со временем, им пришлось бы продолжать вводить новшества, но, к сожалению, они этого так этого и не сделали.

 

В-третьих, инновации — это двигатель, который поддерживает нашу инфраструктуру и институты. Это не то, что происходит на периферии общества, это процесс, посредством которого общество развивается. Именно с помощью инноваций, которые создают новые рынки или подключаются к ним, общества могут создавать рабочие места, платить налоги а также выстраивать свою инфраструктуру и институты управления.

 

Рассмотрим это на примере Детройта. Когда-то здесь проживало 1,8 миллиона человек, и город был одним из самых процветающих мест в США. Сегодня его население составляет около 700 тыс. человек, а уровень преступлений против личности в три раза превышает средний показатель по стране. В Детройте также самый высокий показатель безработицы в стране — 20 процентов.

 

Проблемы этого города начались в 1950-х годах, когда оказалось, что крупные автомобилестроительные компании потеряли связь с покупателями, особенно с непотребителями и теми, кто находится на начальном уровне рынка. Например, по некоторым оценкам, выпуск Ford Edsel в 1957 году обернулся убытком в $250 млн, что составляет более $2 млрд в сегодняшних ценах: в результате этот проект стал слишком дорогим и неэффективным.

 

Затем, во время нефтяного кризиса 1970-х годов, несмотря на стремление американцев к дешевым автомобилям меньшего размера, автопроизводители Детройта продолжали производить крупные и дорогие автомобили. Во время повального увлечения японскими автомобилями меньшего размера, один инженер Ford заметил: «Этот маленький автомобиль не будет вечным. Я не думаю, что американские водители будут долго использовать ручное переключение передач и ограниченную производительность. Маятник обязательно качнется назад». К сожалению, этого не произошло, и американцы перешли к иностранным автопроизводителям для удовлетворения своего спроса. Автопроизводителям Детройта пришлось уволить тысячи рабочих и закрыть многие заводы, в результате чего часть жителей города стала уезжать в поисках новых возможностей.

 

Когда жители Детройта разъехались, изменилась и налоговая база города. Без работающего и растущего уровня населения, городу было трудно финансировать свою инфраструктуру и государственные учреждения. Сегодня Детройт пытается возродить себя как город, в котором процветают бизнес и инновации. Городским властям следует работать над подъемом Детройта, уделяя особое внимание бизнес-моделям, благодаря которым он приобрел мировую известность.

 

Об авторе:

Эфоса Оджомо (Efosa Ojomo) — глава практики Global Prosperity в Институте прорывных инноваций Клейтона Кристенсена, аналитическом центре, расположенном в Бостоне и Кремниевой долине. Он является соавтором книги «Парадокс процветания: как инновации могут вывести страны из бедности» (Harper Business, 2019) совместно с профессором Гарвардской школы бизнеса Клейтоном Кристенсеном.

29.01.2021
Постоянно менять стратегию – очень плохая идея
Гастон Боттаццини, гендиректор крупнейшего южноамериканского ретейлера Falabella S.A., рассказал о потребностях клиентов в пандемию и ее влиянии на продажи в регионе
«Великая перезагрузка» Клауса Шваба
Опубликованная книга главы Международного экономического форума в Давосе вызвала массу противоречивых суждений
Новая звезда в российском ретейле
Самой быстрорастущей сетью супермаркетов в 2020 году стал красноярский «Светофор»
Пандемия стала катализатором гендерного равенства в бизнесе
Опрос, проведенный компанией KPMG, выявил глобальные перспективы развития для женщин-руководителей в ближайшем будущем
Подготовиться к резкому росту онлайн-заказов было невозможно
Гендиректор «Metro Cash & Carry Россия» Мартин Шумахер рассказал о развитии продуктового ритейла в условиях пандемии
«Люди все равно будут хотеть ходить в магазины»
Глава X5 Retail Group Игорь Шехтерман – о регулировании продуктового рынка, рисках для ретейла и главных уроках, которые вынес бизнес из пандемии
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo