Первая платформа

о трансформации

российского бизнеса

Евгений Коган: «Это экзамен философского взаимоотношения между обществом и государством, между бизнесом и государством»

#Трансформа1 в рамках цикла собственных интервью с лидерами компаний, беседует с профессором Высшей школы экономики, инвестбанкиром Евгением Коганом. Представляем самые яркие тезисы:

  • То, что произошло – ситуация уникальная. Это экзамен философского взаимоотношения между обществом и государством, между бизнесом и государством, а также экзамен определенным людям на профпригодность

 

  • Мы все изменили привычную среду обитания. Кто-то почувствовал себя как рыба в воде и сказал: «О, это новые возможности!», а кто-то подумал, что пришел конец света

 

  • Государство повело себя, как обычно. Мы почти всегда реагируем, а не действуем превентивно. Государство нам четко дало понять, что бизнес, особенно частный – существенной поддержки не получит. К примеру, ЦБ России в начале придерживался осторожной позиции вместо того, чтобы сразу же снизить процентную ставку, тем самым помочь нашему бизнесу. Вместо этого он занимает выжидательную позицию, смотрит, что происходит в мире. После этого начинает реагировать и снижает ставку на 100 базисных пунктов. Почему нельзя было уже в первый, второй месяц понизить ставку и приготовиться к дальнейшим снижениям? Cнижение ставки – это более либеральная политика помощи бизнесу. Проблема в том, что до многих бизнесов запоздалая помощь уже не дойдет. Многие компании к этому моменту уже обанкротятся

 

  • Существующие в России официальные общественные институты передают весьма специфически мнение народа

 

  • Мы имеем, с одной стороны, очень хорошую макроэкономическую картинку, наше государство не сильно потратилось, не увеличило долги, денег раздали немного, инфляция минимальная (т.к. покупательский спрос низкий), потребность в валюте низкая (импорт резко сузился), народ перестал ездить за границу. Макроэкономически всё неплохо. Наш фондовый рынок неплохо себя чувствует, хотя IPO нет, и это несколько ущербный рынок. С другой стороны, мелкий и средний бизнес, который понял, что остался один на один с текущей ситуацией

 

  • Cуществует еще одна проблема, о которой мало говорят – у нас огромное количество бизнесов сидят в аренде. Арендаторы должны платить арендодателям, но они говорят, что не могут платить. Арендодатели ничего сделать не могут, т.к. банки не считают ситуацию с кризисом форс-мажором, а им нужно также продолжать платить по кредитам и прочее, т.к. в большинстве случаев их бизнес в залоге у банков, и они не могут предоставить арендаторам ни скидок, ни отсрочек. И государство говорит, что это не форс-мажор, разбирайтесь как-нибудь сами, но зарплату платите. Такие проблемы во всем мире решаются очень просто – банки собирают заявки от арендодателей, банк все суммирует и идет в Центральный банк, сообщает, что по данным заявкам будет невозврат в таком-то объеме. ЦБ говорит, что на эту сумму мы не делаем вам резервирования, и даем вам возможность дышать. И тогда у банков не появляется невозврата платежей, у арендаторов нет срочности в платежах

 

  • Российский бизнес жалуется, что налоги все платили, кроме того, с них взяли дополнительный НДС 2% на экономический рост. Что получили? Роста нет, вложения ушли непонятно куда, а платить эти 2% все еще нужно. При этом, в трудный момент государство ничем не помогло, только устроило игры с ОКВЭДами. Возникает вопрос – зачем платить налоги, если в сложное время государство не помогает?

 

  • Многие удивились, что вопросы прекрасно решаются на удаленке. И можно заниматься бизнесом в другом месте и даже в другой стране, где все намного дешевле. Главное, чтобы была нормальная связь. Вкупе с тем, что я говорил ранее относительно поддержки государства, эти факторы могут спровоцировать очередную интеллектуальную миграцию

 

  • Появилась возможность дать свое мнение сотням тысяч, миллионам людей (Youtube, Instagram…), и для этого посредники не нужны. У нас есть возможность общаться напрямую. То же самое касается государственных отношений, когда государства могут очень оперативно и эффективно решать все свои вопросы. Это тоже новый этап развития мира

 

  • Есть особые процедуры. По сути своей, этот кризис поставит вопрос об изменении этих процедур, т.к. они тоже должны меняться, и очень серьезно. Существуют протоколы, которые создавались 10-20-50 лет назад, и не предусматривали того, что сейчас происходит. Таким образом, этот кризис является толчком к очень серьезным изменениям во многих областях, и самое главное, в горизонтальных связях на различных уровнях

 

  • Колоссальные запасы денег и колоссальные бизнесы, которые сейчас развиваются (Amazon, Google, Apple, Facebook и прочие) приводят к тому, что у них в руках будущее человечества

 

  • Мы находимся сейчас на интересном этапе – государство входит в биотехнологические компании, потому что это вопрос жизни и смерти государства. Это многомиллиардные инвестиции в сектор, и это приведет к настоящей революции и большому скачку в сфере биотехнологии и медицины

 

  • Деньги перестанут печатать только в тот момент, когда экономика начнет выкарабкиваться. А выкарабкиваться мировая экономика, наверное, начнет через год или два

 

  • Думаю, что ближе к августу-октябрю нас еще сильно потрясет

 

  • Оценить то, что произошло, мы сможет только в течение двух-трех месяцев. Осознаем произошедшее в конце июля – начале августа

 

  • Что касается маленьких бизнесов – их удел изобретать и отдавать большим, к великому сожалению

 

  • Из-за того, что у нас огромная роль и доля государства, у нас ничего особенно не происходило и не будет происходить. Просто еще на 5% больше будет у государства, еще на 10%, еще больше частный сектор будет съёживаться. Покупательская способность у населения будет невысокой, будем постепенно беднеть, но не сильно и не резко, недвижимость будет дорожать в рублях и падать в долларах

 

  • Когда не чиновник в нашей стране, а бизнесмен будет считаться хозяином своей Родины, тогда я скажу, что у нас что-то меняется. Но пока всё идёт к тому, что бизнесменов в стране будет все меньше, а нагрузка на каждого оставшегося бизнесмена будет возрастать
2020-07-08
Владимир Мау: «Вирус — это вражеский генштаб, про который мы ничего не знаем»
Ректор РАНХиГС на онлайн-саммите «Сценарии выхода из COVID-кризиса»
Александр Филатов: «Абсолютно в любом бизнесе есть место для цифровизации»
Александр Филатов, основатель и управляющий партнер Ton Labs, дал интервью специальному корреспонденту #Трансформа1
Павел Родыгин: «Кризис не родил никаких новых трендов и никаких серьезных изменений в поведении клиентов»
Павел Родыгин руководитель направления сервис-дизайна Accenture Interactive в России дал интервью #Трансформа1
Анна Зырянова: «Для новых сотрудников очень важна репутация компании»
Анна Зырянова, HR-директор компании А1, топ-100 HR-директоров России, преподаватель Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС, основательница SelfMama, побеседовала с #Трансформа1
Андрей Елинсон: «Репутация — это билет на поезд в будущее»
Андрей Елинсон, управляющий партнер инвестиционной компании А1 дал интервью для #Трансформа1
Мария Шклярук: «Бизнес должен подавать пример этичного обращения с данными»
Мария Шклярук, Генеральный директор Центра перспективных управленческих решений, дала интервью для #Трансформа1
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo