vk.com

Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Глава «Яндекса»: «Нет задачи загнать всех в одну кнопку»

Время чтения: 7 мин.
Просмотров: 161

Тигран Худавердян яндекс

 

Почему государствам страшно от влияния техногигантов, о риске для человечества из-за e-commerce, когда и кому Яндекс Банк выдаст первый кредит и о маркировке новостей СМИ-иноагентов — в интервью РБК рассказал Глава «Яндекса» Тигран Худавердян

 

— В 2019-м из-за изменения российского законодательства «Яндексу» пришлось изменить структуру управления. В декабре 2021-го ваш основной конкурент — VK (бывшая Mail.ru Group) фактически переходит под контроль государства. Как вы сами себе объясняете это усиленное внимание к частным ИТ-компаниям?

 

— Для протокола могу сказать, что вопрос манипулятивный, потому что в нем подразумевается, что есть контроль государства над «Яндексом». Это не так.

 

Я уверен, что эти события совершенно не связаны и вопрос про VK лучше задать его руководству или акционерам. Про себя мы уже говорили, что нашли решение [с точки зрения организации управления], которого сейчас очень сильно не хватает в мире. Всем государствам мира в некотором смысле становится страшно от влияния, которое возникает у техногигантов. И если никаким образом не пытаться ответить на этот запрос, то возникают дергания, которые мы видим в разных частях света. Имеется в виду, со стороны государства — они могут быть как правильными, так и нет. Мы, как мне кажется, нашли суперсбалансированное решение, которое основывается на самоконтроле и саморегулировании, а операционная и экономическая деятельность компании никаким образом не ограничена. Но при этом есть инструмент, который позволяет снять риск перехода в руки, например, каких-нибудь иных сил и когда новые владельцы могут завладеть технологиями «Яндекса». В этом случае данный инструмент нас может остановить: «Нет, поисковая технология «Яндекса» или какая-то другая интеллектуальная собственность не может покинуть территорию страны». То есть мы сами создали независимый фонд, который сами же наделили такими правами.

 

— Какие риски — экономические или политические — сейчас есть вокруг компании?

 

— Это как посмотреть — стакан наполовину полон или… Глобальные риски есть всегда и у всех, и я бы вообще на них не фокусировался. Бизнесовые риски наши всегда одни и те же. Поэтому основной риск «Яндекса», который был с нами всегда, он остается — это сможем ли мы решить те задачи, которые перед собой ставим. Почти все задачи, за которые мы беремся, иногда даже нам по вечерам кажутся нерешаемыми. Слава богу, придумана ночь, после которой ты просыпаешься и наступает новый день, а ты находишь решение для задач, которые вчера казались невозможными.

 

— Пандемия уже стала константой? Какая у нее сейчас роль в ваших моделях и прогнозах?

 

— Приходится констатировать, что пандемия стала частью нашей жизни. У всех были надежды, что это на время. Но, по-моему, эти надежды уже полностью улетучились. Пандемия явилась этаким бустером для всего ИТ-рынка в мире, а не только в России. Но сейчас мир видит обратное течение: добежали все те отрицательные эффекты, которые предсказывались из-за бума в ИТ-секторе.

 

— Это какие?

 

— Полупроводниковый кризис, закрытые границы, отсутствие миграции. Но к этому невозможно относиться ни хорошо, ни плохо. Понятно, что пандемия научила многому и сделала весь бизнес в целом и наш в частности более устойчивым к разным кризисам.

 

— Последние несколько лет все строили экосистемы, с недавнего времени — метавселенные. В прошлом году вы характеризовали «Яндекс» как ИТ-компанию. Вы не поменяли своего мнения с учетом вашего активного выхода в совершенно новые сегменты и направления?

 

— Пока основным инструментом, который мы используем для строительства сервисов, являются технологии — мы будем оставаться ИТ-компанией. Даже в самом онлайн-сегменте, таком как e-commerce, если посмотреть в будущее, следующая эпоха будет связана с роботизацией и автоматизацией всех процессов. Сейчас для организации процессов онлайн-торговли используется непозволительно много ручного труда. Есть беспилотные технологии, и мы сегодня кроме того, что занимаемся разработкой беспилотного автомобиля, создали ровер (самоуправляемый робот. — РБК), который решает одну из сотен задач будущего. Ровер в будущем научится подниматься в лифте, стучаться в дверь, звонить в звонок. Таким образом, не потребуется дополнительных миллионов курьеров для того, чтобы доставлять посылку до дома.

 

— Но не возникнет ли тогда другой задачи — куда девать этот миллион курьеров?

 

— Задача стоит ровно наоборот: как сделать так, чтобы половина человечества не превратилась в курьеров. Онлайн-торговля очень эффективна как бизнес, очень удобна для людей, и спрос будет расти. Хотим ли мы, чтобы половина планеты доставляла товары? Наверное, не хотим. Проблема не в том, не лишатся ли нынешние курьеры работы, проблема стоит — где найти в 50, в 100 раз больше курьеров, чтобы они смогли доставить все то, что люди закажут через десять или 20 лет.

 

— Что изменилось в жизни «Яндекса» после покупки банка «Акрополь»? Насколько подход ИТ-компании адаптировался к консервативному банковскому? Не было ничего неожиданного?

 

— Я бы сказал, что почти ничего не поменялось. Конечно, мы учимся и узнаем все больше и больше о банковском бизнесе. Например, одна из частей банковской инфраструктуры — это ИТ — сервисы и серверы, которые прошли, по сути, проверку, и они обеспечивают банковскую деятельность: проведение счетов, связь с партнерами системы, с банками и т.д. Я помню, когда подписали сделку о покупке «Акрополя», мне прислали фотографию серверной стойки из банка — а это десять серверов, все в проводах — с подписью: «Вот это полностью соответствует регулированию».

 

— Ваш приход в банковский сектор насколько может повлиять на весь сегмент в целом?

 

— Я думаю, пока рано про это говорить. Финансовые сервисы в отличие от почти всех остальных, в которых мы сейчас присутствуем, уже и без нас очень были развиты в России. Поэтому мы, во всяком случае пока, не собираемся здесь быть суперинноваторами. Наша основная задача — это предоставить финансовый сервис, который скругляет углы и делает более доступными в использовании транзакционные сервисы «Яндекса» для наших партнеров и ядерной аудитории. Мы также хотим сделать более удобными процессы оплаты и предоставить сервисы той когорте населения, которая сейчас в некотором смысле ограничена в получении финансовых услуг.

 

— Вы называли «Яндекс Go» «пультом управления от города», интегрировав туда достаточно много сервисов. Как дальше будет развиваться его функционал? Система управления жизнью человека?

 

— Три наших b2c-сервиса структурируются не только с точки зрения бизнес-модели, способов зарабатывания денег, а еще и с точки зрения потребления. Когда мы говорим, например, про поисковый и рекламный бизнес, он концентрируется вокруг поиска «Яндекса». «Яндекс Go» — это про передвижение людей, посылок и про разные транзакционные услуги в городе. Если упростить картину — и я сейчас дам, скорее всего, ошибочный прогноз, — то у «Яндекса» в будущем будет три основных суперприложения — «Поиск», «Яндекс Go» и «Маркет». А еще будут «Карты», «Кинопоиск», «Музыка» и много других отдельных приложений.

 

— То есть загнать всех «в одну кнопку», концепцию супераппа не получается?

 

— Нет задачи загнать всех в одну кнопку. Концепция супераппа, скажем так, — это дать существенной части пользователей удобный доступ к вертикали.

 

— На основании чего вы в октябре начали маркировать в новостях СМИ, признанные иностранными агентами на территории России? Закон «Об информации…», который предусматривает это требование, вроде был адресован только СМИ, а не агрегаторам.

 

— Наши юристы считают, что в законе нет явного трактования — распространяется или нет. Но мы в данном случае, показывая новости от наших партнеров, по сути, становимся распространителями информации. То есть это то, как можно трактовать требования закона к нам.

 

— Если Марк Цукерберг завтра предложит вам возглавить Facebook — пойдете?

 

— Я не мечтаю возглавить Facebook. У меня много лет назад была мечта возглавить «Почту России», когда там были проблемы с доставками и всякие сбои, чтобы исправить там логистику. Но, в общем, справились без меня.

22.12.2021

Подпишитесь, чтобы получать больше информации о развитии российского бизнеса от #Трансформа1

Подписаться
Еще больше новостей в нашем телеграм-канале #Трансформа1
Работа на дому повышает продуктивность компании
Работа на дому повышает продуктивность компании
Ник Блум, профессор Стэнфордского университета, утверждает, что революция в сфере надомного труда может открыть новую эру глобализации в сфере услуг
Илон Маск: «Долгое время представители автомобильной промышленности называли нас с Теслой мошенниками»
Илон Маск: «Долгое время представители автомобильной промышленности называли нас с Теслой мошенниками»
Исполнительный директор Tesla спровоцировал исторический сдвиг в автопромышленности в сторону электромобилей
Что дает бизнесу личная трансформация лидеров
Что дает бизнесу личная трансформация лидеров
Ведущие преподаватели открытой программы СберУниверситета «Трансформация лидерства», созданной совместно с институтом KDVI (THE KETS DE VRIES INSTITUTE), профессор бизнес-школы INSEAD Манфред Кетс де Врис и старший вице-президент Сбербанка Юлия Чуприна рассказали о том, что нужно лидерам сегодня, в чем особенности российских руководителей и почему в условиях неопределенности бизнесменам так необходима рефлексия
Александр Изосимов: «Сейчас на рынке начнется кровопролитие»
Александр Изосимов: «Сейчас на рынке начнется кровопролитие»
Генеральный директор «М.Видео-Эльдорадо» Александр Изосимов рассказал о том, какие стратегические ходы помогут довести оборот группы до триллиона рублей за пять лет, почему в России поезд маркетплейсов уже ушел и как мотивировать сотрудников на изменения
Алина Назарова: «Быть в комьюнити единомышленников важно»
Алина Назарова: «Быть в комьюнити единомышленников важно»
Пандемия ускорила процесс цифровизации во многих областях бизнеса, в том числе и клиентском сервисе. Современная быстрая реальность требует переноса опыта мгновенного отклика и коммуникации в мессенджерах на другие сферы. Увеличилась важность персонализации: все хотят емкого, осмысленного, качественного общения с брендами
«COVID открыл нам новые возможности»
«COVID открыл нам новые возможности»
Владислав Курбатов, генеральный директор компании «Перекресток», входящей в X5 Group, крупнейшего в России предприятия розничной торговли продуктами питания, рассказал о цифровизации, многоканальной розничной торговле, продвижении сознательного потребления и новой концепции Garden для магазинов малого формата
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo