Первая платформа

о трансформации

российского бизнеса

Константин Гаазе: «Чтобы капитализм был хорошим, надо опять построить коммунизм»

 

  • Если говорить о реальных масштабах проблем, которые принесла с собой пандемия, то основной упор придется сделать на полную трансформацию системы знаний, которая впрямую влияет на социальную структуру окружающего мира. Каждая кризисная ситуация в глобальном масштабе привносит в общество новую информацию и позволяет совершенствовать систему этих знаний, чтобы избежать повторения подобных эпизодов в будущем. Если после средневековой чумы был разработан Парижский эдикт, а эпидемия испанки способствовала появлению гигиенической науки, то и распространение Ковид-19 знаменует собой новый поворот в существующей системе знаний и изменении формата отношений между властью и обществом

 

  • В эпоху «великого локдауна» на передний план выдвинулись медицинские регулирующие структуры, которые на основе обрывочной суммы знаний стали формировать некие предписания, которые стали обязательными к исполнению в обществе. Это стало особенно заметно во время первой волны коронавируса. Подавляющее число вирусологов сейчас заявляют о том, что на тот момент не существовало какой-либо проверенной информации по новому вирусу, и все меры предосторожности принимались властями по принципу «как у соседей». Строились диаметрально противоположные прогнозы, на основании которых правительства разных стран вводили эпидемиологические и экономические запреты. Появилось большое количество посредников, которые стали использовать ситуацию для решения своих узких задач по наращиванию властных полномочий

 

  • Со временем пришло понимание того, что представляет из себя новый вирус и в чем могут состоять его последствия. На данный момент уже известно о 68 различных штаммах Ковид-19, но по-прежнему среди вирусологов идут споры: какой из из них является мутирующим организмом, а какой нет. Таким образом, багаж знаний пополняется с каждым днем, а понимания как лечить этот вирус по-прежнему нет. Все, что может себе позволить общество на данный момент — это «стадный иммунитет», который со временем приобретает экономические черты и начинает действовать по принципу финансовой целесообразности в каждом конкретном случае: например, ограничения сильно коснулись сферы общественного питания, но совсем не затронули пассажирские перевозки в метро в часы пик

 

  • В данном случае противопоставление ценности человеческой жизни его экономическому эквиваленту — является этическим выбором общества, сталкиваясь с которым индивидуум выходит за рамки существующей морали. Жизнь — абсолютная и необменная величина, и желание придумать ей равноценную замену ведет к расчеловечиванию. По похожей схеме работает принцип осознанного потребления. При совершении покупок в магазине органической еды клиент не пользуется пластиковыми пакетами, считая, что тем самым он сохраняет природу. Одновременно, он не задумывается о том, сколько пластика было использовано при доставке этих продуктов в магазин и как они утилизируются. Это притворство уходит корнями в неолиберальный способ управления массами в основе которого, лежит навязываемая обществу солидарность с коллективными действиями прежде незнакомых между собой людей

 

  • Накладываемые на человека определенные рамки поведения, обязывают его совершать коллективные действия, чтобы не прослыть не политкорректным членом общества. В данном случае не требуется ни понимания, ни осознанности — достаточно лишь веры или повторения декларируемых действий и, судя по всему, это станет восходящим трендом 21 века. Похожая модель поведения присутствует и в ситуации с коронавирусом: нет никаких определенных знаний по этому заболеванию, но коллективное принуждение к соблюдению «новых норм» поведения декларируется по всему миру. Новый социальный порядок, который возникает в результате этих действий строится и за счет ожидания репрессивных решений со стороны государства, которое подменяет собой социум, часто совершая действия от его имени

 

  • Повсеместный переход на удаленную работу только на первый взгляд оказался возвращением к свободе от офисного рабства. На самом деле сотрудник, работая в дистанционном режиме, начинает инвестировать в бизнес работодателя свое свободное время, свое жилище, обслуживание рабочего места — словом все, за что раньше компания платила работнику из своего кармана. Стираются границы рабочего и нерабочего времени, работа входит в дом и перестает быть частью жизни, полностью замещая собой эту жизнь. За этот счет бизнес сокращает издержки и оптимизирует свои расходы: то, за что он платил раньше сполна, теперь достается ему даром. Хорошо упакованный страх, напитал людей новым образом тревоги за будущее, заставив соблюдать имплементированные правила в глобальном масштабе

 

  • Пандемия явилась новым водоразделом и по имущественному признаку. Открытые ранее границы теперь под замком, но существование частных самолетов делают эту проблему решаемой. Наличие приватных госпиталей, врачей и специальных медикаментов ставят существование единой цены на человеческую жизнь под вопрос. Присутствие государства в этом аспекте скорее играет роль распределителя богатств, чем его уравнителя: появление в будущем нового дотационного сословия поставит возможность получения пособий в зависимость от поведения их конечного адресата, где страх станет триггером для соблюдения норм и правил, навязанных государством 

 

  • Появление коммунизма стало более страшным испытанием для капитализма, чем переживаемая сейчас всем обществом пандемия. В декларированных Марксом определениях коммунизм не являлся конечной стадией борьбы, а был лишь одним из промежуточных пунктов, где финальной точкой пути должен был стать «положительный гуманизм». Возможно, что именно приход пандемии повернет общество в сторону большего гуманизма, о котором говорил немецкий теоретик, и станет точкой роста для построения общественной жизни без начальства, о чем писал в своих трудах основоположник анархизма Бакунин

 

  • Первым шагом на этом пути может стать поиск новой коллективности, свободной от наличия лидера и от присутствия иерархических структур. В связи с этим необходимо уметь различать такие понятия, как коллектив и общество. Вся современная философская мысль говорит об огромном неравенстве, которое разделила мир на две неравные части: их антагонизм лишает одну сторону прав, а вторую — обязанностей. Наступившая пандемия обостряет рефлексы обеих сторон, переводя дискуссию в режим реального времени. Повсеместная цифровизация стерла территориальные и языковые границы, и показала пути развития социума на ближайшую перспективу
17.11.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии:

Сергей Гуриев: «События, с которыми мир столкнулся в 2020 году, могут участиться»
О том, какие уроки можно усвоить из того, что произошло в 2020 году, и к чему приведет внедрение базового безусловного дохода, рассказывает экономист Сергей Гуриев
Эрик Юань: «Главный принцип Zoom — доставлять счастье»
Основатель Zoom рассказал, что помогло компании опередить в конкурентной борьбе сервисы Microsoft и Google и каким будет мир после глобального карантина
Джефф Безос: «Быть одним из лучших недостаточно»
Глава крупнейшей компании Amazon Джефф Безос — об игре с нулевой суммой, праве на ошибку и постоянном развитии конкурентных преимуществ
Александр Жаров: «Россияне будут продолжать смотреть телевизор»
Генеральный директор «Газпром-медиа» Александр Жаров — о цифровой трансформации вещания, секвестре бюджета в условиях пандемии и планах по изменению контента
Неуспешный год для SAP
Почему новому главе SAP Кристиану Кляйну, придется заново «переизобретать» компанию


Павел Арсеньев: «Многие директора типографий заняты выживанием»
Гендиректор типографии «Парето-Принт» Павел Арсеньев рассказал, как кризис на книжном рынке отразился на работе типографий и стоимости их услуг
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo