Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Макроперезагрузка: три важнейших фактора современного мира

Время чтения: 6 мин.
Просмотров: 32

 

Макроперезагрузка, которая приобрела важное значение в связи с глобальными процессами, происходящими в окружающем мире действует на основе трех основополагающих факторов: взаимозависимость, быстрота и сложность. Каждый из них оказывает на нас то или иное влияние вне зависимости от нашего местоположения и роли в обществе. 

 

Взаимозависимость 

 

Для описания сути процессов, происходящих в 21 веке, взаимозависимость — самое подходящее слово и может быть расшифровано, как взаимосвязь всех элементов системы, которые формируют ее в единое целое. Но чем это определение является в практическом смысле? Кишор Махбубани (Kishore Mahbubani), ученый и бывший дипломат из Сингапура, описал его через метафорический образ единого корабля, на борту которого находятся 7 миллиардов людей населяющих планету и живущих в 193 каютах, по количеству стран на земном шаре. «Сейчас все мы находимся в одной лодке, поэтому человечество должно заботиться о ней в целом, на глобальном уровне», — полагает господин Махбубани.

 

В создавшейся ситуации возможные риски не исчерпываются только сферой экономики. Взаимосвязь между всеми факторами, влияющими на нашу жизнь, прослеживается все отчетливее и сейчас уже не представляется возможным вычленить из системы отдельный элемент и работать над его совершенствованием. Каскадные эффекты, которым подвержена эта структура, делают ее неделимым фактором, влияющим на нашу жизнь в целом: в этом отношении изоляция не принесет требуемого эффекта и лишь усложняет протекание процессов внутри самой системы.

 

К Всемирному Экономическому форуму был подготовлен отчет о глобальных рисках, который наглядно это иллюстрирует. «Эффект домино» подтверждающий риски взаимозависимости процессов в современном мире оказывает влияние на любую угрозу, существующую реально или прогнозируемую в будущем. Их системная взаимосвязанность подтверждает аксиому о неделимости всего сущего в современном мире, когда один элемент не представляется жизнеспособным в отрыве от остальной «начинки», выраженной в экономическом, социальном, геополитическом, экологическом и технологическом факторах.

 

Кроме вышеперечисленных показателей, взаимозависимость имеет и концептуальный аспект в своем существовании, который ставит под вопрос «бункерный» стиль мышления, характеризуемый туннельным видением проблем и средств для их решения. Вследствии этого факта становятся объяснимы кризисы возникающие в разных сферах жизнедеятельности общества и негативные последствия, к которым они приводят. Кредитный пузырь 2008 года, возникновение Арабской весны в 2011 году и пандемия 2020 года — звенья одной цепи. Стремление решать возникающие проблемы сепаратно, без их привязки к глобальным трендам приводит к перераспределению нагрузки, но ни в коем случае не к ее исчезновению.

 

Быстрота 

 

Все вышеперечисленные процессы указывают на главных виновников усиления взаимозависимости, которыми являются глобализация и технологический прогресс. 

«Благодаря» им была порождена культура мультипликационного мышления, когда внимание реципиента не способно задержаться на том или ином факте более, чем на короткий промежуток времени. Одной из основных причин «новой быстроты» является интернет и эпоха цифровизации процессов, которые он породил. Сегодня в сети перманентно находятся порядка 52% населения планеты, хотя 20 лет назад их число составляло всего 8%. Интернет вещей на данный момент оперирует 22 млрд устройств по всему миру и ожидает их двукратное увеличение к 2030 году. 

 

В сумме все эти факторы приводят к искусственному «дефициту» времени, недостатку общения и изменению человеческой сущности в условиях непрекращающейся гонки. Чем богаче становится человек, тем меньше времени у него остается для удовлетворения базовых принципов своего существования. Быстрота проникает во все поры нашей жизнедеятельности, расщепляя ее на миллионы «важных» дел, которые мы не можем закончить к сроку. Все это в итоге порождает ощущение «диктатуры безотлагательности», которая ставит нас в зависимость от надуманной срочности и живущих бок о бок с нами «дедлайнов».

 

В этом аспекте скорость распространения вируса Ковид-19 лишний раз подтверждает значения фактора «быстроты» в современном мире. Внезапный обвал пандемии застал врасплох многих специалистов и аналитиков, в чьи обязанности входило прогнозирование подобных процессов и работа по их минимизации. Рост заболевания по экспоненте притупил рецепторы общества, которые были обязаны своевременно реагировать на возникающие опасности: в результате скорость реакции была снижена в 10 раз, что и привело в конечном итоге к огромному количеству заболевших людей во всем мире.

 

Похожая тенденция прослеживается и в вопросах макроперезагрузки. Быстрота процессов ведет к аномальной нагрузке на всех всех ее участников, которые вынуждены «на ходу» подстраиваться под происходящие последствия. Несоответствие между длительностью принимаемых решений и ожиданий их молниеносности порождает диссонанс и вызывает разочарование в обществе. Подобная рассинхронизация грозит долгосрочными проблемами во взаимоотношениях между избирателями и политической верхушкой.

 

Ложные выводы о сезонном характере пандемии были сделаны также в угоду «быстроте», когда принимаемые решения не были сбалансированы между их прогнозами и наступившей действительностью. Неготовность к столь быстрому распространению болезни с одной стороны и «быстрые», а порой и необдуманные решения массового перепрофилирования больниц по вирусу Ковид-19 привели к ненужным жертвам среди людей, которые не смогли получить плановую помощь из-за пандемии и приостановке в связи с ней других медицинских услуг.

 

Располагая громадным количеством власти и данных в вопросах развертывания новых лечебных мощностей, специалисты не смогли построить рациональные прогнозы по скорости распространения заболевания коронавирусом, что привело к отдельным эпизодам недостаточной координации в их действиях. Пресловутая быстрота стала негативным фактором в принятии неотложных решений как среди медицинского персонала, так и среди политических деятелей. 

 

Сложность 

 

Третьим фактором играющим важную роль в макроперезагрузке явилась «новая сложность», которую можно охарактеризовать как отсутствие видимых причинно-следственных связей в происходящих процессах и отсутствие возможности их прогнозировать. При оценке сложности необходимо учитывать три фактора: объем информации, степень взаимосвязи между ее составляющими и нелинейность процессов, происходящих внутри общей структуры. По этой причине пандемия не имеет равнозначных выводов о течении заболевания: оно колеблется в диапазоне от бессимптомного заражения до летального исхода. В общеупотребительной лексике процесс нелинейности получил название «черного лебедя» или «эффекта бабочки».

 

Вот почему в обычной жизни нелинейность воспринимается как случайность или сюрприз. Многоплановость эффекта пандемии несет в себе эти случайности, которые при повторном моделировании вполне могут стать закономерностями, которые не были учтены с применение новизны происходящих в ней процессов. По сумме задействованных разнонаправленных векторов ее можно определить как «живую сеть», которая может принимать самые неожиданные формы в зависимости от внешних факторов. Степень ее адаптации достаточно широка и не попадает под устоявшиеся схемы.

 

Часть ученых склонны рассматривать пандемию как внезапно появившегося «черного лебедя», но проведенные исследования выявили в появлении вируса весьма прогнозируемые черты, которые при определенных условиях можно было предвидеть заранее. Часть людей и организаций предупреждали научное и мировое сообщество о высокой доли вероятности появления подобной угрозы на горизонте. Те страны, преимущественно из Южно-Азиатского региона, где уже случались подобные инциденты, оказались лучше подготовлены и более оперативно среагировали на надвигающийся вирус.

 

Западные государства, не имеющие подобного опыта оказались бессильны что-либо противопоставить происходящим процессам на раннем этапе распространения заболевания. В этом аспекте не кажется случайностью тот факт, что основная масса жителей этих стран восприняли надвигающуюся пандемию как что-то непредсказуемое. «Случайности — не случайны», говорит один из персонажей известного анимационного фильма: именно на эту простую истину не обратили своего внимания эксперты и аналитики в развитых странах Европы и Северной Америки. 

 

В качестве вывода следует остановиться на следующем: излишняя сложность препятствует пониманию процессов, которые лежат вне зоны логического объяснения. На смену линеарному, пост-Ньютоновскому миру идет мир квантовый, где неопределенность является одним из главных составляющих происходящих процессов, которые в свою очередь меняются от местоположения наблюдающего за ними исследователя. Пандемия коронавируса сделала квантовый мир частью нашего мира и обнажила его процессы 

26.11.2020
Укрепление доверия к бизнес-экосистемам
Институт Хендерсона (BCG Henderson Institute, BHI) провел одно из первых глобальных исследований, посвященных фактору доверия в бизнесе
Как будет выглядеть «новая реальность» после пандемии
Аудиторская компания KPMG опубликовала данные опроса «Outlook Pulse Survey» в котором участвовали 500 топ-менеджеров со всего мира
Прозрачная экосистема перевозок
Как внедрение в работу сервиса «Яндекс.Маршрутизация», помогло компании «Балтика» вывести клиентский сервис на новый уровень
Можно ли преодолеть кризис доверия?
Какие меры следует предпринять руководителям, чтобы восстановить доверительные отношения между сотрудниками после пандемии. Кризис доверия - инструменты преодоления
15 методов для эффективного управления временем
Как правильно расставлять приоритеты, планировать дела и структурировать задачи – в обзоре самых популярных и действенных техник тайм-менеджмента
Бизнес нарастил обороты
«Финэкспертиза» опубликовала отчет о состоянии экономики РФ после коронавирусного спада
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo