vk.com

Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Максим Ноготков: «В России можно создавать компании, сразу выходящие на международные рынки»

Время чтения: 5 мин.
Просмотров: 851

 

Основатель компании «Связной» Максим Ноготков рассказал #Трансформа1, как на Кремниевую долину повлияла пандемия, почему он переехал из Калифорнии во Флориду, и как Россия могла бы совершить технологический рывок. Представляем основные тезисы интервью:

 

  • Буквально за полгода электронная коммерция сделала шаг, который должна была совершить за 10 лет. Готовность людей, особенно старшего возраста, пользоваться Инстаграмом, социальными сетями, онлайн-покупками только выросла

 

  • Этот кризис показал огромную разницу между правительством Калифорнии и правительством Флориды с точки зрения отношения к пандемии и решений, которые принимают республиканцы и демократы

 

  • С точки зрения регистрации компаний в Кремниевой долине ничего не изменилось — по статистике, из Калифорнии уехали буквально 1-2%. Пока это может быть связано с тем, что компании и фаундеры разъехались в разные места, но юрисдикцию еще не поменяли

 

  • С точки зрения недвижимости происходит следующее: в Сан-Франциско она упала на 30% — студии, которые сдавались за $1800, сейчас стоят $1200. В Майами цены на треть выросли. Сюда приехало 200-300 тысяч человек из Нью-Йорка, многие перебрались из Сан Франциско. В самой же Долине ничего не изменилось. Перемены коснулись только города — люди стали переезжать в дома, им потребовался домашний офис. По всей Америке вырос спрос в большей степени именно на дома

 

  • Долина как была, так и останется центром инноваций, она будет опережать весь мир с достаточным отрывом. Она важна для компаний deeptech. Тем, кто не находится на острие науки, нет большой разницы, где работать

 

  • Среди трендов можно выделить импакт-инвестирование, зеленые технологии, лонджевити, wellness. В Америке расцвела тема mental-health — за прошлый год у людей выросла тревожность, ощущение одиночества. Активно развиваются стартапы, связанные с психологической помощью онлайн, в этой индустрии стали появляться «единороги»

 

  • Сейчас бум бизнес-сообществ. В Америке порядка 40% людей работают как фрилансеры, и 25% не планируют возвращаться в офисы. Когда люди выпадают из корпоративной среды, они ищут другие способы объединиться. Поэтому все, что связано с нетворкингом, ивентами и профессиональными сообществами, будет активно развиваться

 

  • Когда я приехал в Долину, почувствовал огромный контраст с Москвой: люди гораздо больше ценили свое время, встречи назначались с точностью до получаса и люди практически никогда не опаздывали. Сейчас нетворкинг переместился в онлайн, это сильно расширило круг доступных инвесторов, особенно для ранних стадий

 

  • Раньше было необходимо, чтобы фаундер вживую пообщался с инвестором. Появилось больше свободы с точки зрения инвестиций. Сейчас средний срок принятия решений венчурным фондом — 9 дней, раньше он измерялся месяцами. Индустрия быстро ускоряется — в том числе за счет увеличения объема данных и их прозрачности

 

  • В американской культуре в целом больше доверия к незнакомым людям, выше уровень законопослушности, поэтому легче установить контакт

 

  • Россиян в Долине около 3%, это 200-250 тысяч человек. За последние 5-6 лет уровень стартапов сильно вырос, многие российские компании могут быть международными. Есть нюансы с российскими инвесторами: стартапы не хотят брать российские деньги, если эти деньги предполагают участие в управлении компанией — может создавать сложности с привлечением местных фондов

 

  • Весна 2020-го года была очень нервной, когда на месяца три притормозились инвестиции, когда венчурные фонды брали паузу — но затем все достаточно быстро задвигалось. Пандемия ускорила развитие консьюмерских технологических компаний. Как показатель этого движения Nasdaq вырос на 40%+ за прошлый год

 

  • В России индустрия стартапов развивается примерно теми же темпами, что и во всем мире. Страна бесконечно далека от Кремниевой долины с точки зрения размеров инвестиций. Но надо понимать, что Долина развивается очень давно, и можно надорваться пытаясь её догнать и перегнать. Можно говорить о том, как Москве занять более высокую и привлекательную строчку в рейтинге IT-центров, которые развиваются по всему миру. Майами сейчас в таком рейтинге на 31 месте (думаю будет в двадцатке по итогам этого года), Москва за 50м. Я бы ставил вопрос как Москве и России выбрать специализацию и нишу в которой ещё возможно лидерство

 

  • Подтолкнуть Россию вперед, на мой взгляд, могли бы стартап-студии — при поддержке государства или частных инвесторов. Это новый формат институционального фаундера, когда небольшая группа людей берет себе в среднем 35% долю в компании, тратит порядка тысячи часов в течение двух лет на ее развитие и вкладывает в среднем $230 тысяч. Это гораздо более глубокая работа, чем работа инкубаторов и акселераторов, она позволяет повысить выживаемость компаний на десятки процентов. В последние 7 лет эта индустрия выросла в 6 раз. По миру таких стартап-студий порядка 560-ти

 

  • В России можно создавать компании, сразу выходящие на международные рынки. Такой потенциал точно есть

 

  • До недавнего времени у стартапов не было другого пути, кроме как идти в крупные корпорации. Последний год показал, что ситуация может меняться, в том числе за счет двух факторов: была пара удачных размещений на международных рынках (например, IPO Ozon), инвесторы постепенно возвращаются в Россию; второй момент — сильно расширилась база розничных инвесторов, их порядка 8 миллионов человек — в силу низкой доходности банковских депозитов, одновременно с повышением уровня финансового образования, люди стали активно инвестировать в компании

 

  • Россия — крупнейший экспортер богатых и талантливых людей. Страну покидает 7 тысяч людей с состоянием от $1 млн в год. Больше уезжает только из Китая, но там и население в 10 раз больше, чем в России

 

  • За основанными мной в России проектами я слежу как сторонний наблюдатель. Это как выросший ребенок — у него что-то складывается или нет, но выбираешь на это не влиять
11.05.2021

Подпишитесь, чтобы получать больше информации о развитии российского бизнеса от #Трансформа1

Подписаться
Тимур Артемьев: «Полёт Брэнсонса в сто раз важнее полёта Безоса, даже если тот улетит на Луну»
Тимур Артемьев: «Полёт Брэнсонса в сто раз важнее полёта Безоса, даже если тот улетит на Луну»
В интервью #Трансформа1 Тимур Артемьев рассказал, почему считает полет Брэнсона более важным для человечества и зачем инвестирует в проекты по освоению Луны. 
Майя Котляр: «В 2021 году с рынка уйдет 40-50% розницы»
Майя Котляр: «В 2021 году с рынка уйдет 40-50% розницы»
Основатель и руководитель компании MAYEL Travel Майя Котляр дала интервью #Трансформа1
Андрей Клюкин: «Возможно, «Дикая мята» должна была отмениться, чтобы вернуть нам веру в человечество»
Андрей Клюкин: «Возможно, «Дикая мята» должна была отмениться, чтобы вернуть нам веру в человечество»
Как живет фестивальная индустрия в России, #Трансформа1 рассказал генеральный продюсер «Дикой мяты» Андрей Клюкин
Алена Владимирская: «Моргенштерн пробивает дорогу равноправию на рынке труда»
Алена Владимирская: «Моргенштерн пробивает дорогу равноправию на рынке труда»
Автоматизация, комбо-режим и разнообразие. Хедхантер и HR-консультант Алена Владимирская рассказала #Трансформа1, как меняется рекрутинг в новых условиях
Технологии, партнерства, государство: главные тренды рынка M&A в России
Технологии, партнерства, государство: главные тренды рынка M&A в России
Оксана Балаян - международный юрист в области корпоративных сделок, основатель BALAYAN GROUP, платформы по сопровождению сделок и инвестиций (M&A, PE, VC) дала интервью #Трансформа1
Михаил Синёв: Как пандемия повлияла на железнодорожные перевозки?
Михаил Синёв: Как пандемия повлияла на железнодорожные перевозки?
О работе Ассоциации организаций продуктового сектора (АСОРПС) в сфере транспортных перевозок скоропортящихся грузов, #Трансформа1 рассказал ее президент Михаил Синёв
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo