vk.com

Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Metropolis: «Как небольшая патологоанатомическая лаборатория превращается в бизнес ценой в миллион долларов»

Время чтения: 6 мин.
Просмотров: 168
Metropolis: «Как небольшая патологоанатомическая лаборатория превращается в бизнес ценой в миллион долларов»
Источник: Financial Times

В середине марта Амира Шах (Ameera Shah), управляющий директор индийской корпорации Metropolis Healthcare, вернулась в свой дом в Мумбаи после родов первого ребенка. Она планировала «провести месяц, не думая о Metropolis», национальной сети диагностических лабораторий, созданной ею за два десятилетия.

 

Но в это время в Индии начали появляться первые случаи коронавируса, а правительство страны делало слишком мало для подготовки к пандемии. Вскоре г-жа была вовлечена в бесконечные телефонные переговоры с чиновниками по вопросам тестирования населения.

 

23 марта 6 частных медицинских лабораторий, включая Metropolis, получили разрешение Дели на проведение тестов на наличие патогена. Днем спустя премьер-министр Нарендра Моди (Narendra Modi) неожиданно ввел общенациональный карантин. 40-летняяя предпринимательница, к тому времени уединившаяся в своем загородном доме с мужем, родителями и новорожденным, оказалась в самом центре локальной катастрофы, стараясь расширить производственные мощности своей компании в обстановке хаоса, вызванного карантином.

 

Многие годы она посвятила своей борьбе с распространенным в Индии стереотипом, согласно которому молодым женщинам недостает серьезного отношения к делу, превратив за это время небольшую патологоанатомическую лабораторию своего отца в компанию стоимостью около 1 миллиона долларов, имеющую листинг на Бомбейской фондовой бирже. Теперь ей было понятно, что для противостояния жесткому прессингу необходимо было овладеть собственными чувствами и сохранять хладнокровие.

 

«К счастью, мы знали, как вести себя в условиях хаоса,» — вспоминает она во время Zoom-телеконференции из своего загородного убежища. «Мы находились в условиях кризиса. Но стоит дать место тревоге и смятению, как оказываешься на наклонной плоскости».

 

Начался дефицит на наборы для проведения тестов, реагенты, средства защиты, и множество иных товаров, сразу же вызвавший жесткую конкуренцию между лабораториями за наличные ресурсы. «Это была настоящая схватка,» — рассказывает г-жа Шах. «Десятки компаний бились за одни и те же партии реагентов, и никто не брался обеспечить стабильные поставки».

 

Отмена пассажирского сообщения и агрессивные действия полиции по обеспечению соблюдения карантина привели к тому, что даже лаборанты и медсестры, осуществлявшие забор крови – ключевые на тот момент сотрудники – испытывали трудности с тем, чтобы добраться до места работы. Компания Metropolis организовала подачу автобусов и предоставила гостиничные номера для сотрудников, опасавшихся подвергнуть риску заражения вирусом свои семьи.

 

Еще одним поводом для разочарования послужили действия правительства по организации тестирования населения. Центральное правительство требовало от частных лабораторий расширить масштабы тестирования, но в то же самое время органы власти штатов и городов вводили собственные критерии оценки, зачастую носившие резко ограничительный характер.

 

«Можете представить себе этот хаос: вы пытаетесь организовать тестирование по всей Индии, а каждый муниципалитет объявляет свои собственные правила,» — вспоминает А. Шах.

 

В конце концов компания Metropolis, насчитывающая по всей Индии 125 клинических лабораторий и более 2 700 точек забора анализов, оказалась между молотом настойчивых требований предоставить результаты анализов и явным нежеланием местных властей признавать объективные данные о количестве зараженных на своей территории.

 

«В этот период тестирование было, несомненно, наиболее фундаментальным правом и потребностью населения,» — считает г-жа Шах. «Мысль о том, что нам не позволяют работать на полную мощность, вызывала шок и испуг».

 

Борясь с властями за обеспечение доступа к тестированию, она была вынуждена также искать способы смягчения финансовых последствий карантина для своей компании – почти все виды медицинских услуг, за исключением службы скорой помощи и лечения коронавируса практически оказались под запретом, что нанесло частному сегменту здравоохранения ощутимый удар.

 

До этого доходы Metropolis ежегодно росли на 15%, но во второй половине марта они сократились на 45% по сравнению с тем же периодом прошлого года из-за падения спроса и частичного закрытия лабораторий. В апреле доходы составили всего 40% от прогноза.

 

«Повсюду царила паника,» — рассказывает А. Шах. «Все пытались найти ответ на вопрос, сможем ли мы выплачивать зарплаты? Сможем ли выжить? Вместе с нашими сотрудниками я пыталась решить, как нам поддержать собственную финансовую стабильность. Мы не хотели никого увольнять или снижать зарплаты».

 

Переговоры о снижении арендной платы с арендодателями и сокращение иных расходов позволили снизить общие затраты. Но внешнее давление не снизилось: в апреле Верховный суд Индии приказал частным лабораториям обеспечить населению бесплатный доступ к тестам на коронавирус, что вызвало новый всплеск озабоченности.

 

«Складывалось впечатление, что частные лаборатории вроде нашей небольшой компании обязаны оплачивать тесты для миллионов индийцев просто потому, что у нас такая благородная профессия», – рассказывает А. Шах.

 

Вместе с юристами она «день и ночь напролет» готовила аргументы против этого решения. В конце концов оно было отозвано, но во многих штатах после этого цены на проведение тестов были ограничены. К концу апреля, рассказывает А. Шах, она чувствовала себя «смертельно усталой».

 

Компания Metropolis выросла из лабораторного отделения небольшой лечебницы на 10 коек, принадлежавшей деду г-жи Шах, известному в Бомбее доктору. В конце 80-х, ее отец, специалист по лабораторной диагностике д-р Сушил Шах (Sushil Shah), перевел свою лабораторию в отдельное, более просторное здание.

 

Еще девочкой А. Шах несколько раз проводила каникулы, работая в лаборатории отца; она выписывала рецепты, отвечала на телефонные звонки, даже мыла пациентам руки перед тем, как лаборанты брали у них анализы крови. Уже в годы учебы в университете штата Техас в г. Остин, где она изучала бизнес, А. Шах осознала потенциал модернизации отрасли медицинской диагностики в Индии, где этот сегмент плохо регулировался и был в основном представлен независимыми местными компаниями.

 

Вернувшись в Индию в 2001 г., А. Шах объездила всю страну, приобретая или вступая в партнерства с диагностическими лабораториями, пользующимися наибольшим уважением, которыми управляли хорошо подготовленные и широко известные специалисты в области лабораторных исследований. Ее идея состояла в том, чтобы объединить их под брендом Metropolis; это имя получила и клиника ее отца, до того времени носившая его имя.

 

Потенциальные партнеры вначале проявляли известный скептицизм, учитывая ее молодость, отсутствие опыта и профессионального образования. «Когда вы молоды, да еще и девушка, это практически дает гарантию, что вы понятия не имеете, чем занимаетесь,» — вспоминает г-жа Шах.

 

Но ей удалось воспользоваться репутацией своего отца и частым, хотя и ошибочным представлением о том, что он стоит за ее проектом. С ростом новой сети Metropolis построила в Мумбаи высокотехнологичную централизованную лабораторию, в которой проводились наиболее сложные виды анализа проб, собранных по всей Индии.

 

«Я всегда была смелым человеком,» — рассказывает А. Шах. «Мне ничего не стоило дважды постучать в незнакомые двери и добиться какого-то движения вперед».

 

Во время пандемии, продолжает она, она пользовалась щедрой поддержкой своей семьи, балансируя между заботой о новорожденном и обязанностями по управлению компанией, находящейся под серьезным давлением. «Родители, муж, все сплотились вокруг меня и помогали во всем, потому что понимали, с каким стрессом мне приходилось иметь дело», – говорит А. Шах.

 

______
Перевод статьи Эйми Казмин (Amy Kazmin), опубликованной в Financial Times 19 июля 2020 г.

28.08.2020

Подпишитесь, чтобы получать больше информации о развитии российского бизнеса от #Трансформа1

Подписаться
Брюс Дальгрен: «ESG — будущее компаний»
Брюс Дальгрен: «ESG — будущее компаний»
Брюс Дальгрен — генеральный директор MetricStream , лидера в области корпоративного управления, управления рисками и соблюдения нормативных требований, позволяющего организациям преуспевать в рисках
Моника Лингегард: «В пандемию прибыль ушла на второй план»
Моника Лингегард: «В пандемию прибыль ушла на второй план»
В прошлом году Моника Лингегард пришла на пост генерального директора SJ — шведского государственного железнодорожного оператора. Это был один из самых сложных периодов за 165-летнюю историю компании. SJ, который обычно перевозит около 31 миллиона пассажиров в год, испытывал большие трудности, поскольку количество путешествующих людей сократилось на фоне пандемии
Глобальная вакцинация, развитие искусственного интеллекта и единая цифровая валюта — футуролог Герд Леонгард рассказал о прогнозах на будущее
Глобальная вакцинация, развитие искусственного интеллекта и единая цифровая валюта — футуролог Герд Леонгард рассказал о прогнозах на будущее
Какие глобальные перемены ждут нас в ближайшие 10 лет рассказывает футуролог Герд Леонгард в интервью Forbes
Урсула Бернс: «Я считаю, что люди в своей основе хорошие»
Урсула Бернс: «Я считаю, что люди в своей основе хорошие»
Бывшая глава Xerox – первая чернокожая женщина, возглавившая компанию из списка Fortune 500, рассказала о своей книге и нелегком пути наверх
10 идей для эффективного управления трансформацией
10 идей для эффективного управления трансформацией
10 идей, которые помогут вам эффективно управлять трансформацией и повысить шансы на успех в развитии бизнеса
Неотложная помощь на расстоянии — о телемедицине и удаленной диагностике
Неотложная помощь на расстоянии — о телемедицине и удаленной диагностике
Джон Каликс, глава компании SOC Telemed – лидера услуг телемедицины, рассказал о росте в сфере удаленной диагностики в пандемию и перспективах на 2021 год
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo