Первая платформа

о трансформации

российского бизнеса

Прогнозы на 2025 год: каким станет наше будущее?

 

Кадры

 

Сара О’Коннор (Sarah O’Connor)

Обозреватель FT на рынке труда

 

В 2025 году мир труда станет более гибким, инклюзивным, учитывающим индивидуальные особенности некоторых из нас и более жестоким, раздробленным и небезопасным для остальных. К 2025 году квалифицированные специалисты, которые уже были на рынке труда, когда разразился кризис Covid-19, будут пользоваться плодами «гибридной» работы. Многие будут работать один или два дня в неделю из дома. Поскольку презентизм (присутствие на работе) больше не является предпосылкой для карьерного роста, женщинам-профессионалам будет легче продолжать свою карьеру, заботясь о детях. Корпоративный гендерный дисбаланс начнет улучшаться. 

 

Нормализация удаленной работы создаст возможности для работы талантливых людей из развивающихся стран в государствах первого мира. Но без решительных политических действий рынок труда для других участников в 2025 году будет толькохуже. Высокий уровень безработицы после пандемии подорвет и без того слабую переговорную позицию молодых и низкоквалифицированных рабочих. В компаниях сохранится костяк хорошо обученного персонала, но новые сотрудники, работающие на должностях «синих и белых воротничков», будут все чаще трудиться по временным договорам или на внештатной основе. Безработица для молодежи станет обычным явлением. К 2025 году будет сложнее найти работодателей, готовых обеспечить обучение, карьерный рост или пенсию.

 

Юкио Ишизука (Yukio Ishizuka)

Старший штатный корреспондент Nikkei

 

Офисный стиль работы, когда-то считающийся неизменным, подвергнется радикальным изменениям из-за пандемии коронавируса. Теперь работа из дома — это общемировая тенденция. В Японии пандемия неожиданно стала движущей силой после краха традиционной японской системы занятости. Японская пивоваренная компания Kirin Holdings в октябре заявила, что прекратит выплату надбавок за проезд на пригородных поездах для примерно 4 тыс. сотрудникам своих компаний. Вместо этого она будет выплачивать надбавку за удаленную работу в размере 3 тыс. иен ($29) в месяц. Компания перейдет на систему удаленной работы, за исключением сотрудников, работающих на заводах и логистических центрах. Удаленка, которую компания была вынуждена ввести из-за Covid-19, дала ей несколько новых идей. «Удаленная работа повысила моральный дух сотрудников, потому что они могут работать по своему усмотрению», — заявили в компании. Пандемия подтолкнула фирму к продолжению реформ в сфере труда, включая снятие запрета на подработку по совместительству. Теперь все внимание сосредоточено на трудоустройстве, ориентированном на конкретные задачи, что широко распространено в Европе и США. Ведущие японские компании, включая Hitachi, Fujitsu, Shiseido и Sompo Japan, заявили, что тоже начнут вводить такую практику. Компании должны изложить сотрудникам их обязанности, задачи и навыки, необходимые для достижения целей. Работа, ориентированная на выполнение определенных задач, естественным образом превращается в удаленную работу, поскольку существует ясность, что следует делать, независимо от того, где и когда сотрудники выполняют свою работу. Компании также могут повысить производительность, направляя соответствующих людей на соответствующую работу с учетом навыков сотрудников.

 

Японские компании давно внедрили систему оплаты труда с учетом стажа и пожизненной занятости. Взамен сотрудники должны работать сверхурочно и в выходные или соглашаться на перевод или переезд. Занятость в японском стиле укоренилась в период активного экономического роста страны несколько десятилетий назад, когда компаниям необходимо было эффективно распределять рабочую силу по развивающимся отраслям.

Но экономическая ситуация изменилась, и первоначальная предпосылка больше не действует. Тем не менее японские компании не изменили свой традиционный стиль работы, хотя и знали, что он неэффективен. Однако, чрезвычайная ситуация, спровоцированная пандемией, подтолкнула компании к переменам. Япония сейчас находится на распутье, поскольку ее население сокращается. В этом году, по оценкам, население страны в возрасте от 15 до 64 лет составит примерно 74 млн человек. Ожидается, что оно сократится на 2,36 млн с 2020 по 2025 год и на 8,98 млн в 2030-х годах. Это означает, что через 10 лет в Японии исчезнет эквивалент населения Лондона.

Даже сегодня Япония занимает самое низкое место среди развитых стран по производительности. Чтобы компании оставались конкурентоспособными, они должны стать более продуктивными и стремящимися к инновационным решениям даже при небольшом количестве работников. Следующие пять лет будут важны для японских компаний, которые будут экспериментировать с новыми решениями и закладывать основу преобразований с целью предотвращения спада экономики.

 

Финансы

Джиллиан Тетт (Gillian Tett)

Председатель редколлегии и главный редактор FT, США

 

Развитие рынков происходит разнонаправленно. То же самое случилось и с финансовыми компаниями. К 2025 году искусственный интеллект (ИИ) изменит глобальные финансы, что вызовет конкурентную борьбу между компаниями и регионами, желающими доминировать в этой сфере. Китай почти наверняка будет играть ведущую роль: такие организации, как Ant Financial («Энт Файнэншел»), уже заняли лидирующие позиции в финансировании с использованием ИИ, чему способствовал рост масштаба баз данных страны. К 2025 году японские и американские банки будут стремиться наверстать упущенное. Такие организации, как Amazon, вероятно, будут также работать с финансами, пользующимися поддержкой ИИ. 

 

Наиболее активная конкурентная борьба будет происходить между финансовыми и техническими группами, а не только между банками. Победа будет зависеть от действий регулирующих органов. К 2025 году они будут тщательно изучать черные ящики ИИ, проявляя повышенную бдительность. Теоретически этот новый мир должен принести выгоды: бóльшую эффективность, скорость и более низкую стоимость капитала. На практике это может увеличить концентрацию отрасли, ввести социальные предрассудки и, что наиболее тревожно, создать схемы обратной связи, с которыми регулирующие органы будут бороться для контроля непрозрачных алгоритмов. К 2025 году растущее беспокойство регулирующих органов по поводу ИИ и связанных с ним рисков может стать источником очередного финансового шока.

 

Макото Кадзивара (Makoto Kajiwara)

Комментатор Nikkei

 

Если кризис — это мать изобретений, то сможет ли Covid-19 породить новых технологических гигантов, которые будут определять будущую конкурентоспособность своей страны? С июля по сентябрь количество новых предприятий в США выросло на 77% до 1,57 млн единиц по сравнению с предыдущим кварталом, поскольку многие люди, пострадавшие от пандемии, открыли свой собственный бизнес. Через пять лет некоторые из них могут стать так называемыми «единорогами» — предприятиями стоимостью не менее $1 млрд, превращая частные компании в публичные путем продажи акций на бирже. По данным исследовательской компании CB Insights, США заняли первое место по количеству компаний с миллиардной капитализацией: в прошлом месяце их число составило 242 единицы, за ним следуют Китай — 119, Великобритания и Индия — по 24 предприятия для каждой страны. Между тем в Японии в прошлом месяце было всего четыре компании с миллиардной капитализацией, что свидетельствует о старении экономики. Ожидается, что страна обгонит США по количеству зарегистрированных на бирже компаний. За последнюю четверть века количество таких компаний в США сократилось вдвое после пика в 8 тыс. в 1996 году. Вопрос, стоящий перед Японией, которая увеличила количество биржевых компаний до 3,8 тыс. с 3 тыс., заключается в том, сможет ли она устранить так называемые компании-зомби.

 

Это неприятно для Японии, где спрос на корпоративную реформу остается слабым: даже компании с низким потенциалом роста смогли выжить, что привело к увеличению числа зарегистрированных на бирже компаний. У половины японских акций отношение цены к балансовой стоимости меньше единицы, что вдвое больше, чем у их американских аналогов. Японские акции демонстрируют низкую динамику даже на фоне международного роста акций, поскольку Japan Inc. не удалось продвинуть корпоративное обновление. Япония станет международным финансовым центром только в том случае, если в ней вырастет число «крепких» компаний. Японские домохозяйства переведут финансовые активы в размере 1,8 триллионов иен со сбережений на инвестиции, что побудит мировые финансовые учреждения устремиться в Японию. Вполне вероятно, что мы увидим первые результаты задолго до 2025 года.

 

Энергетика

Дэвид Шеппард (David Sheppard)

Редактор энергетического направления (FT Energy)

 

На протяжении более 100 лет нефтяная отрасль характеризовалась взлетами и падениями: низкие цены, в конечном итоге, приводят к недостаточным инвестициям и рост потребления догоняет отрасль. Учитывая, что в 2020 году цена на нефть упала до 40 долл. за баррель, что меньше половины уровня шестилетней давности, казалось бы, вполне естественно сделать ставку на то, что цены на нефть существенно вырастут к 2025 году по мере смены цикла. Но в этом вопросе уже нет прежней определенности. Международная энергетическая система находится на пороге преобразований, происходящих раз в столетие. 

 

Ожидается, что амбициозные правительственные цели по сокращению выбросов и растущему использованию электромобилей приведут к пику спроса на нефть, возможно, в течение следующих 10 лет. У отрасли, привыкшей к постоянному росту, это вызывает глубокое беспокойство. Могут ли поставки упасть, даже если потребление сократится, и энергетические компании прекратят инвестирование? И может ли так получиться, что крупнейшие производители поспешат закачать каждый баррель, опасаясь, что они сидят на таком активе, с которым скоро окажутся на мели? Миру показали это будущее, когда разразилась краткосрочная ценовая война между Саудовской Аравией и Россией. Никто не знает точно. Приближение пикового спроса угрожает перевернуть старые убеждения, даже такие укоренившиеся, как нефтяной цикл.

 

Хирофуми Мацуо (Hirofumi Matsuo)

Старший корреспондент Nikkei

 

Приближается энергетическая революция. Переход к обществу, отходящей от угольной энергетики, вызывает изменения не только в структуре спроса и предложения энергии, но и в международной политике и бизнесе. Следующие пять лет будут непосредственно связано с определением того, кто возглавит эту революцию. В дополнение к ЕС и Японии, избранный президент США Джо Байден пообещал обеспечить нулевой уровень выбросов парниковых газов не позднее 2050 года. Китай, крупнейший эмитент парниковых газов, поставил цель сократить выбросы до нуля к 2060 году. Для реализации этих целей потребуются радикальные технологические инновации и сдвиг в экономических и социальных структурах. По данным Международного энергетического агентства, к концу 2030 года общий объем продаж электромобилей должен вырасти в 20 раз, а поставки водорода – в 100 раз. По оценкам, требуемый переход к энергосистеме, ориентированной на возобновляемые источники энергии, потребует инвестиций в размере $1,6 трлн, или 166 трлн йен, что в четыре раза превышает нынешний уровень. В декарбонизированном обществе у стран и предприятий, которые контролируют технологии, обеспечивающие такой переход, будет конкурентное преимущество. Если 20-й век был эпохой нефти во главе с США, то в 21-м веке вызов США бросит Китай.

 

Именно Китай намерен занять доминирующую долю на мировом рынке технологий и продукции, которые поддерживают меры по борьбе с изменением климата, такие как солнечные панели, ветряные турбины, электромобили и используемые в них батареи, благодаря программам страны по продвижению внедрения возобновляемых источников энергии и развитию смежных отраслей. Основные месторождения редкоземельных минералов, которые необходимы для производства магнитов для двигателей электромобилей и ветряных турбин, находятся в Китае. Энергетика сейчас находится на передовой в конфликтах между США и Китаем, поскольку они борются за технологическое превосходство. Как страны будут эффективно защищать основные технологии и материалы, необходимые для декарбонизации общества? Безопасность ресурсов, обусловленная сдвигом в энергетике, станет важным вызовом усилий по поддержанию роста.

 

  • Потребители

Джон Гэппер (John Gapper)

Бизнес-обозреватель FT

 

До Covid-19 ритейл двигался к миру, в котором люди покупали меньше в магазинах и больше в Интернете; разделяли свои покупки на предметы роскоши со скидками и делали их более этично. К 2025 году эти тенденции не изменятся, но темпы возрастут. Потребители, которые были вынуждены делать онлайн-заказы или получать товар, не заходя в магазины, извлекли урок. К 2025 году удаленные покупки станут еще проще и удобнее, а доля электронной коммерции в мире, вероятно, вырастет примерно до четверти по сравнению с серединой этого года. Дисконтные магазины, заваленные дешевыми товарами, например Don Quijote в Японии и Walmart в США, окажутся под давлением: вместо того, чтобы выбирать товары, находясь в небольшом физическом пространстве, потребители будут просматривать информацию в Интернете. Поколение Z, которое не терпит расточительства, желает меньше покупать, достигнет совершеннолетия. В этом случае, «быстрая мода» должна будет замедлиться и обеспечить большую ценность не только в финансовом, но и в экологическом плане: в том, что она делает для планеты. Потребители 2025 года станут группой, которая будет проявлять осторожность.

 

Ацуши Накаяма (Atsushi Nakayama)

Комментатор Nikkei

 

Крупные компании по всему миру начинают уделять внимание нематериальным активам, таким как патенты, товарные знаки и программное обеспечение, в качестве новых источников дохода. Взгляните на Sony в Японии. За последние пять лет компания до такой степени сжала свои производственные мощности, заводы и аналогичные активы, что в марте, конце финансового года компании, соотношение выручки от физических и «мягких» активов составляло 1: 1. Но нематериальные активы — игры, музыка и фильмы составили более половины операционной прибыли, что является признаком того, что Sony может еще больше дистанцироваться от производства оборудования в течение следующих пяти лет. Стратегический переход от материальных ценностей частично направлен на то, чтобы избежать прямой конкуренции с Китаем и Южной Кореей, у которых аналогичная промышленная инфраструктура. Но еще важнее то, что цифровая волна захлестнула многие отрасли и привела к появлению нового руководства, стремящегося к повышению корпоративной ценности за счет увеличения отдачи от масштаба — тенденция, наблюдаемая во всем мире. Четыре американских ИТ-гиганта, известные под общим названием FAANG, — Facebook, Apple, Amazon, Netflix и Google, являются ее движущей силой. Они делают ставку на интеллектуальную собственность и программное обеспечение, а не на оборудование.

 

Но в Японии по-прежнему преобладают инвестиции в материальные активы, отчасти из-за автомобильной промышленности. Panasonic, например, вкладывает деньги в аккумуляторы для электромобилей при соотношении материальных и нематериальных активов 3:1. В США и Великобритании инвестиции в такие же активы сейчас почти равны, Китай и Индия движутся в том же направлении. В Японии происходит аналогичный сдвиг, хотя и в более постепенной манере, в основном за счет двух факторов. Один из них — электрификация транспортных средств. Электромобили полностью стали совместимы с Интернет-технологиями и программным обеспечением. По мере того, как они распространяются в соответствии с ужесточением экологических норм по всему миру, будет происходить и ускорение цифровизации в автомобильной промышленности и инвестиций в программное обеспечение. Наглядный пример — быстрое продвижение Tesla: производитель электромобилей привлек внимание к своей технологии, которая повышает производительность автомобиля с помощью программного обеспечения, а не аппаратного обеспечения. Между тем недавно Toyota объявила о своей управленческой цели «программное обеспечение в первую очередь». Второй фактор — это распространение технологии «цифровых двойников». Смысл в том, чтобы создать цифровую копию людей, автомобилей и инфраструктуры в виртуальном пространстве, где могут быть реализованы многие виды экономической деятельности, такие как обработка больших данных и разработка видов продукции. Совершенно неожиданно американские технологические гиганты Amazon и Google увеличили свои материальные активы, включая приобретение логистических компаний. Но этот шаг, скорее всего, позволит им включить реальный мир в виртуальное пространство через «близнецов». Сейчас начинается эра нематериальных активов.

 

  • Технологии

Ричард Уотерс (Richard Waters)

Редактор FT West Coast (западное побережье)

 

Пандемия дала мощный толчок цифровым услугам, которые оказались долговременным. Но сюрпризом в 2025 году стало появление более широкого круга новых цифровых «чемпионов», частично ослабив мощь больших технологий. Действия Amazon и Google по выделению своего бизнеса облачных вычислений привели к появлению нового поколения технологических компаний. Zoom была одной из немногих компаний, которые воспользовались высоким спросом во время пандемии, чтобы стать более широкой платформой для связи и взаимодействия. В потребительском Интернете, возможностей для новичков оказалось больше, чем раньше. Поколение пользователей, выросшее на цифровых сервисах, жаждало новых впечатлений — будь то сообщества внутри игровых миров или более широкий набор коммуникационных приложений, отражающих различные аспекты их жизни. Лучшие инженерные таланты пришли из интернет-гигантов, усиливая этот сдвиг.Мы можем рассчитывать на большее разнообразие цифрового мира к 2025 году. Но динамика принципа «победитель получает все» на большинстве рынков все еще сохраняется: каждая новая категория онлайн-активности в прошлом порождала только одного или двух чемпионов, а также обретает форму олигополия цифровых держав.

 

Казуюки Окудаира (Kazuyuki Okudaira)

Штатный корреспондент Nikkei

 

Масаеши Сон (Masayoshi Son), исполнительный директор и председатель SoftBank, который перешел от инвестиций в Интернет, а затем и в бизнес мобильных телефонов, теперь говорит, что «компания превратилась в инвестора в революцию в области искусственного интеллекта». Потерпев серьезное поражение из-за своих инвестиций в WeWork, когда чрезмерная оценка компании обернулась неприятными последствиями, Сон продолжил вкладывать деньги в области, где, как он ожидает, ИИ будет играть важную роль, включая мобильный доступ, недвижимость и здравоохранение. Слово «вертикальный» сейчас часто используется применительно к конкретной отрасли. Генеральный директор Google Сундар Пичаи (Sundar Pichai), например, говорит, что его облачный бизнес развился благодаря стратегии внимания различным отраслям, включая финансовые услуги и розничную торговлю. 

 

Тем не менее для компаний в области информационных технологий не так-то просто проникнуть в разные отрасли. Карен ДеСальво (Karen DeSalvo), бывший сотрудник Министерства здравоохранения и социальных служб США, которая пришла на работу в Google в конце прошлого года, сказала, что им следует нанимать персонал, хорошо разбирающийся в основных принципах и правилах в этих отраслях. «Это требует привлечения талантов в медицинской и клинической сфере, чтобы мы поступали правильно с точки зрения потребителя», — считает ДеСальво. Такие конкуренты, как Amazon и Microsoft, также активно нанимают людей, знающих определенные отрасли. Прошло почти десять лет с тех пор, как американский инвестор Марк Андриссен (Marc Andreessen) сказал, что «программное обеспечение пожирает мир». Его предсказание сбывается. По словам Сона, оно «пока приходит на смену рекламной индустрии, составляющей 1 процент ВВП». С радикальными изменениями в оставшихся 99%, которые не за горами, ценность вертикального расширения бизнеса никогда уже не будет столь высокой.

18.12.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии:

Рестораторам придется измениться
Какие форматы общественного питания будут особенно актуальными в наступившем году
Апокалиптические прогнозы не оправдались
Эксперты подвели венчурные итоги 2020 года и наметили перспективы для инвестиций на ближайшее будущее
Что ждет удаленную работу после пандемии
Институт McKinsey изучил потенциал удаленных и гибридных форматов работы после пандемии
Процветающие в пандемию
Какие технологии стали популярнее в 2020 году
Доставки сделаны
На что надеются ретейлеры в будущем году?
Самые цифровые страны мира
Опубликован глобальный рейтинг цифровизации, составленный в 2020 году экспертами из Школы Флетчера при Институте Тафтса
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo