vk.com

Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Работа на дому повышает продуктивность компании

Время чтения: 5 мин.
Просмотров: 164

nicholas bloom stanford

 

Ник Блум, профессор Стэнфордского университета, утверждает, что революция в сфере надомного труда может открыть новую эру глобализации в сфере услуг

 

Прошло почти два года с тех пор, как первая волна Covid-19 вынудила мир начать массовый эксперимент по надомной работе. Тем не менее, среди экономистов до сих пор нет единого мнения о том, как длительный переход к удаленной работе может повлиять на структуру экономики развитых стран, в частности, когда дело доходит до производительности рабочей силы.

 

Ник Блум, профессор экономики Стэнфордского университета, специализирующийся на измерении и объяснении методов управления, еще в 2015 году опубликовал данные китайского эксперимента, в котором работники колл-центра были случайным образом распределены для работы из дома или офиса. Работа надомников улучшилась на 13% — они брали меньше перерывов и больничных, а также делали больше звонков в минуту. Но у них также было меньше шансов получить повышение — и половина из них предпочла вернуться в офис, когда эксперимент закончился.

 

Блум остается решительным сторонником моделей гибридной работы, которые сейчас перенимают многие работодатели. В интервью Financial Time он утверждает, что революция в надомной работе может повысить производительность, сократить региональное неравенство, помочь рабочим добиться большей гибкости и открыть новую эру глобализации.

 

Дельфина Штраус (корреспондент): Что ваши исследования говорят о том, насколько постоянны изменения в рабочей практике и как это отразится на структуре современной экономики?

 

Ник Блум: Становится ясно, что гибрид никуда не денется. Приведу три цифры из Великобритании и США: до пандемии полностью оплачивалось около 5% дней работы на дому. Во время пандемии это было примерно 50%. Похоже, что после пандемии сотрудники будут работать в среднем два-три дня в неделю в офисе и два-три дня — дома, так что вы получаете около 25% оплачиваемых дней.

 

Это пятикратное увеличение. Перед пандемией количество работ на дому удваивалось примерно каждые 12 — 13 лет, так что это примерно 30-летний рост за период в 18 месяцев. В долгосрочной перспективе это может стать одним из самых серьезных последствий пандемии.

 

Нам повезло, потому что две технологии, которые имеют решающее значение для работы из дома, действительно достигли совершенства за последние несколько лет: обмен файлами через облако и видеозвонки через Zoom и Teams. Пандемия произошла в то время, когда у нас есть быстрый интернет, дешевые компьютеры и программное обеспечение, позволяющие работать совместно.

 

  • В долгосрочной перспективе это окажет огромное влияние на будущее городов.
  • Если вы можете работать из дома три дня в неделю, вам не нужно жить так близко к работе, многие люди переедут в пригород.

 

Это не означает заколоченные дома в центре города. Цены на недвижимость могут упасть на 10 или 20 процентов, но с самого начала они были невероятно высокими.

 

Я думаю, это будет очень важно для сельской местности.

 

По нашим оценкам, около 10% [сотрудников] после пандемии будут работать полностью удаленно. В основном новички, а еще графические дизайнеры, HR, ИТ-поддержка, редакторы. Они не управляют командами и, возможно, не участвуют в творческих процессах, поэтому они могут работать удаленно.

 

ДШ: Было много споров о том, поможет или навредит продуктивности в долгосрочной перспективе работа на дому. Как вы на это смотрите?

 

НБ: Я думаю, что существует консенсус, что работа из дома в среднем слегка повышает продуктивность, если она хорошо организована.

 

Я принимал участие в двух различных рандомизированных контрольных испытаниях, одно ранее, а второе в настоящее время. В обоих случаях мы видим умеренное положительное влияние на производительность. Если вы посмотрите на совокупные данные, в Великобритании и США национальная производительность намного выше, чем до пандемии.

 

ДШ: Тем не менее, мы все еще наблюдаем действительно большие различия в распространенности удаленной работы в странах. Как быть с этим?

 

НБ: Есть различия в зависимости от уровня развития. Например, в Северной Европе, в США, работа будет связана с бизнес-услугами. Ее можно делать удаленно. Если вы пойдете в Африку, Азию, Центральную Америку с низкими доходами, то это будет скорее сельское хозяйство или производство. Второй фактор — это инфраструктура. Я разговаривал с производителем в Индонезии, который сказал, что интернет дома был недостаточно хорошим, чтобы они могли работать удаленно.

 

Но есть третья история, связанная с культурой, и если вы посмотрите на Японию и Китай в сравнении с Северной Америкой и США, это тоже играет роль. Уровень работы на дому значительно ниже, несмотря на образование, инфраструктуру и т. д. Интересно, что сейчас я работаю с очень большой китайской компанией, которая экспериментирует с гибридной работой на дому, что кажется чрезвычайно успешным. И это будет рассматриваться как огромное конкурентное преимущество для них с точки зрения набора персонала и рынка труда.

 

Итак, я предполагаю, что через пять — десять лет на некоторых азиатских рынках гибридной работы станет больше.

 

Д.Ш .: Одним из возможных последствий удаленной работы является то, что работодатели начинают искать таланты гораздо дальше и нанимать их за границей. Как вы думаете, это приживется?

 

НБ: Если бы мне пришлось пройти по списку значительных долгосрочных последствий работы из дома, в тройку лидеров, вероятно, попало бы влияние офшоринга сферы услуг.

 

После вступления Китая во Всемирную торговую организацию в начале 2000-х годов, в обрабатывающей промышленности произошел огромный рост глобализации. Часто мы слышим комментарии вроде того, что команда прекрасно работала удаленно последние полтора года, это действительно здорово, и теперь мы думаем, зачем ей возвращаться в головной офис? Разве мы не можем передать работу на аутсорсинг, оффшор или и то, и другое?

 

Я думаю, что после того, как пандемия закончится и компании перестроятся, произойдет всплеск офшоринга и аутсорсинга. Не через полгода или год, но в течение пяти лет мы это точно увидим. Я думаю, что это действительно принесет пользу странам, которые находятся в одном часовом поясе с богатыми государствами Европы и Северной Америки.

 

28.12.2021

Подпишитесь, чтобы получать больше информации о развитии российского бизнеса от #Трансформа1

Подписаться
Еще больше новостей в нашем телеграм-канале #Трансформа1
Илон Маск: «Долгое время представители автомобильной промышленности называли нас с Теслой мошенниками»
Илон Маск: «Долгое время представители автомобильной промышленности называли нас с Теслой мошенниками»
Исполнительный директор Tesla спровоцировал исторический сдвиг в автопромышленности в сторону электромобилей
Глава «Яндекса»: «Нет задачи загнать всех в одну кнопку»
Глава «Яндекса»: «Нет задачи загнать всех в одну кнопку»
Почему государствам страшно от влияния техногигантов, о риске для человечества из-за e-commerce, когда и кому Яндекс Банк выдаст первый кредит и о маркировке новостей СМИ-иноагентов — в интервью РБК рассказал Глава «Яндекса» Тигран Худавердян
Что дает бизнесу личная трансформация лидеров
Что дает бизнесу личная трансформация лидеров
Ведущие преподаватели открытой программы СберУниверситета «Трансформация лидерства», созданной совместно с институтом KDVI (THE KETS DE VRIES INSTITUTE), профессор бизнес-школы INSEAD Манфред Кетс де Врис и старший вице-президент Сбербанка Юлия Чуприна рассказали о том, что нужно лидерам сегодня, в чем особенности российских руководителей и почему в условиях неопределенности бизнесменам так необходима рефлексия
Александр Изосимов: «Сейчас на рынке начнется кровопролитие»
Александр Изосимов: «Сейчас на рынке начнется кровопролитие»
Генеральный директор «М.Видео-Эльдорадо» Александр Изосимов рассказал о том, какие стратегические ходы помогут довести оборот группы до триллиона рублей за пять лет, почему в России поезд маркетплейсов уже ушел и как мотивировать сотрудников на изменения
Алина Назарова: «Быть в комьюнити единомышленников важно»
Алина Назарова: «Быть в комьюнити единомышленников важно»
Пандемия ускорила процесс цифровизации во многих областях бизнеса, в том числе и клиентском сервисе. Современная быстрая реальность требует переноса опыта мгновенного отклика и коммуникации в мессенджерах на другие сферы. Увеличилась важность персонализации: все хотят емкого, осмысленного, качественного общения с брендами
«COVID открыл нам новые возможности»
«COVID открыл нам новые возможности»
Владислав Курбатов, генеральный директор компании «Перекресток», входящей в X5 Group, крупнейшего в России предприятия розничной торговли продуктами питания, рассказал о цифровизации, многоканальной розничной торговле, продвижении сознательного потребления и новой концепции Garden для магазинов малого формата
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo