Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Роман Троценко: «Общее влияние пандемии в России продлится 24-30 месяцев»

Время чтения: 3 мин.
Онлайн-саммит «Сценарии выхода из COVID-кризиса»

  • Мое ощущение, что общее влияние пандемии продлится примерно 24-30 месяцев (в России) и оно будет неравномерным. При этом будут территории, страны, которые уже не вернутся на траекторию нормального развития.

 

  • Снятие локдауна (англ. – карантина) во всех странах связано не с тем, чтобы появилась вакцина и не с тем, чтобы выработался групповой иммунитет, а связано с причинами экономического характера, потому что вероятность умереть от коронавируса 1.5%, а от голода 100%. Политики, бизнесмены, домохозяйства, выбирая получить экономическую смерть или иметь медицинские риски, но вернуться к работе, выбрали второе. На самом деле, это осознанный выбор в пользу снятия карантинных мер за продолжение нормального товарообмена. Это происходит в силу нескольких обстоятельств: невероятная сегментация международного разделения труда и 2/3 населения не имеет никаких денежных запасов.

 

  • Нужно понимать, что снятие карантинных мер не будет означать, что пришел конец пандемии.

 

  • То, что мы сейчас наблюдаем – это лишь первая волна. По всей видимости, сценарий будет похож на сценарий 1917 и 1918 года, в 2,5 волны повторения «испанки», которая прокатилась по миру.

 

  • Еще со времен Бориса Годунова России действует устойчивая экспортно-ориентированная сырьевая модель экономики. Каждый раз были разные виды сырья, которые продавались – пушнина, икра, воск и т.д.

 

  • Я не верю, что что-то поменяется, если это не поменялось со времен Годунова, то почему это должно поменяться под воздействием коронавируса?

 

  • Через какое-то время произойдет восстановление рабочих цепочек создания стоимости во всем мире, и Россия вернется к тому месту, которое она занимает в этих цепочках. Это достаточно скромное место – в районе 1% мирового ВВП, в основном связанного с добычей сырья и первым уровнем передела данного сырья.

 

  • В той трансформации, которая будет происходить, Россия будет являться не криэйтером (англ. сreator – создатель), а консьюмером (англ. consumer – потребитель), т.е. Россия будет потреблять сервисы, которые будут появляться. Ожидать, что Россия будет удивлять новыми продуктами, не приходится. Это означает, что мы останемся в той экономической модели, что действует сейчас.

 

  • Нехватка капитала — фундаментальная проблема России, и она только усугубится в кризис. Перестанут существовать 30% малого бизнеса, 15-20% среднего бизнеса и на уровне 5% крупного бизнеса будут перераспределения.

 

  • На сегодняшний день стоит задача сохранения связей треугольника – общество, бизнес и государство, т.е. обеспечение приемлемого уровня жизни общества, сохранение бизнеса, как формы создания прибавочного национального продукта и закрепление всего этого мерами государственного регулирования.

 

  • Мы можем ожидать усилие влияния государства своей регуляторикой на различные процессы. Государство будет вынуждено поддерживать старую сырьевую модель, будет происходить дефрагментация общей задачи спасения через крупные компании и крупные проекты.

 

  • Нам не хватит запала и возможностей поменять существующую экономическую модель, но можно замахнуться на следующий уровень передела: в металлургии выйти в холодные прокаты и профиля, из газа перейти в газ химию, из дерева в строительные и хозяйственные материалы, из зерна к полуфабрикатам. И это была бы скромная, но тяжелая задача.
  • Мы будем «выбираться» 2-3 года до предшествующего уровня жизни в России. Это не приведет к изменению действующей экономической системе, т.к. у нас просто нет на это капитала.

Роман Троценко

10.06.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии:

    Григорий:

    Общее влиянии кризиса от вируса nCOv ( так он правильно классифицируется) будет длится долго. Сильно повлияет он на международную экономику, на экономику России и на все общество в целом. Больше чем 40 месяцев как прогнозируют, в два, а то и в три раза дольше. Это полное изменение трудовых норм. это серьезное изменение партнерства и логистики и так далее. Ну и отношение в обществе друг к другу…

Павел Родыгин: «Кризис не родил никаких новых трендов и никаких серьезных изменений в поведении клиентов»
Павел Родыгин руководитель направления сервис-дизайна Accenture Interactive в России дал интервью #Трансформа1.
Григорий Финкельштейн: «Кризис никого не трансформирует»
Григорий Финкельштейн, партнёр и руководитель направления HR-консалтинга «ЭКОПСИ» побеседовал с #Tрансформа1
Сергей Сушенцев: «Корпоративные инновации – это всегда движение навстречу»
Сергей Сушенцев партнер BCG Digital Ventures в Лондоне дал интервью #Трансформа1
Евгений Коган: «Это экзамен философского взаимоотношения между обществом и государством, между бизнесом и государством»
Профессор Высшей школы экономики дал интервью #Трансформа1
Владимир Мау: «Вирус — это вражеский генштаб, про который мы ничего не знаем»
Ректор РАНХиГС на онлайн-саммите «Сценарии выхода из COVID-кризиса»
Андрей Шаронов: «Кризис мало что добавил к фундаментальным вопросам бизнес-этики, но он помог проявить отношение к этим вопросам разных бизнесменов разных бизнесов»
Президент Московской школы управления «Сколково»
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo