Рассылка новостей
Подпишитесь на еженедельную рассылку от #Transforma1
Первая платформа
о трансформации российского бизнеса
Лидеры трансформации

Сергей Иванов: «Мы переживаем беспрецедентное падение, думаю, что мы сейчас находимся на дне. Но все же понимаем: ситуация с вирусом будет взята под контроль»

  • С февраля месяца, когда пошли тревожные новости из Китая, алмазный рынок среагировал большим падением, и это падение мы наблюдаем до сих пор. Многие эксперты сравнивают то, что сейчас происходит на рынке luxury товаров и ювелирных изделий с бриллиантами, с периодом Великой депрессии – с точки зрения глубины падения рынка, влияния на многих игроков. Я считаю, что такие оценки экспертов близки к действительности, потому что фактически мировой алмазный рынок встал на полгода

  • 2008, 2012 и 2014 года – «цветочки» по сравнению с тем, что происходит сейчас. Тем не менее, мы понимаем, что любой кризис всегда проходит. Насколько глубоким было падение, настолько высокой будет и скорость восстановления рынка

  • Рынок алмазно-бриллиантовой продукции пострадал по причине того, что люди отказываются, в первую очередь, от покупки luxury товаров. Повлиял также режим самоизоляции, страхи людей. Наш товар покупается в виде ювелирного изделия, и как правило, при физическом присутствии в магазине. Сыграл свою роль и тот факт, что очень многие перенесли свои свадьбы на более поздний срок. Кроме того, снизилась покупательская способность населения

  • Тем не менее, Китай начал достаточно быстро восстанавливаться. Это говорит о том, что как только восстановятся рынки США, Европы и ряда других регионов, спрос на ювелирные изделия вновь вырастет. Несмотря на то, что в Китае произошло смещение продаж в онлайн, и по-прежнему остаются опасения с точки зрения ситуации в Гонконге, Макао, этот рынок практически вернулся к «доковидному» уровню продаж. Кроме того, мы видим у них перераспределение ­– если раньше богатые люди, включая туристов, покупали ювелирные изделия в Гонконге, то сейчас спрос переместился на материковый Китай

  • Нужно понимать, что большую часть изделий покупали туристы – в тех же магазинах Tiffani в США, в Европе, и в других ювелирных сетях. Сейчас туризма нет, что тоже крайне отрицательно влияет на общий спрос. Помимо этого, существуют внутриотраслевые моменты, связанные с тем, что полностью была приостановлена огранка в Индии из-за COVID-19. Большинство фабрик закрывались сначала на месяц, затем этот период был продлен

  • Мы переживаем беспрецедентное падение. Думаю, что мы сейчас находимся на дне. Но все же понимаем: ситуация с вирусом будет взята под контроль. Ожидаем взрывной рост, и нам нужно быть готовыми к моменту всплеска заказов. Мы надеемся на рождественские и новогодние праздники, т.к. на них приходится треть, а иногда и более, годовых продаж

  • Мы понимаем, что 2021 год будет достаточно сложным, но отрасль уже справится со всеми последствиями и будет работать, нацеливаясь на то, что спрос окончательно восстановится к 2022-2023 годам. После этого мы будем расти так же, как в предыдущие годы – на 5-10%

  • Мы сейчас работаем какое-то время «на склад», и наши запасы существенно вырастут. После восстановления рынка мы сможем начать реализовывать эти запасы, но это займет время

  • В связи с эпидемией и беспрецедентным падением активности в ритейле нам пришлось сократить добычу там, где это привело к высвобождению финансовых ресурсов, где мы смогли защитить наш free сash-flow. Мы определили активы, работу которых мы можем на определенном интервале приостановить. Когда рынок восстановиться, мы распродадим запасы и сможем эти активы вовлечь обратно в производство в течение 3-5 месяцев

  • Компания сейчас живет в основном за счет кредитных ресурсов. Поддержание жизнедеятельности компании, с учетом всех оптимизаций, в месяц стоит порядка 10 млрд руб., из которых 70% приходится на ФОТ. В Группе сегодня работает около 34 тыс. человек

  • Мы делали все, чтобы не сокращать персонал, не оставлять людей без работы. Заработные платы людей в Якутии в разы выше среднероссийских, люди в простое получают более низкую зарплату. Нам также пришлось отправить в простой коллектив ограночных производств. C августа мы несколько цехов выводим на работу, т.к. есть ассортимент, который гранить рентабельно и мы сможем продать эти бриллианты по привлекательным ценам

  • Жизнь внесла серьезные коррективны в нашу стратегию, мы понимаем, что нам нужно больше фокусироваться на проектах по операционной эффективности. Сегодня мы самая конкурентоспособная компания в нашем секторе. После пандемии и нормализации продаж мы рассмотрим возможность формирования дополнительного запаса прочности для компании, возможно, в формате стабфонда

  • Мы впервые начали проводить цифровые алмазные аукционы. Это вынужденный сценарий, но понимаем, что он будет развиваться. Если бы не было пандемии, то ввиду специфики нашего рынка, не было бы высокого спроса на этот продукт, но сейчас мы видим повышенный спрос на все инновационные разработки в нашей отрасли

  • Радикально менять свою бизнес-модель не собираемся. Стратегия – этот тот документ, который нужно всегда держать в голове, ориентироваться на него. Но мир меняется, а значит каждые полгода в нее нужно вносить корректировки

  • Нам пришлось включить жесткий режим экономии, мы перешли на 4-х дневную рабочую неделю, многих сотрудников пришлось вывести на простой с сокращением заработной платы. Осуществили проекты по оптимизации, централизации, продолжаем это делать. Мы пошли на снижение СAPEX, OPEX, отказались от многих маркетинговых наработок, перенесли ряд проектов по цифровизации

  • Безопасность людей для нас превыше всего, и это не пустые слова. Нам два раза пришлось полностью остановить производство на некоторых активах в связи с высоким уровнем заболеваемости, провести тотальное тестирование. Количество проведенных тестов у нас превысило отметку в 26 тыс

  • В московском офисе разрешено одновременно находится не более 50% от общей численности персонала. Мы являемся системообразующей стратегической отраслью, которая не может полностью уйти на удаленную работу. Что касается аппарата управления, то мы сразу же отправили людей на «удаленку». Особенно тех, кто находится в зоне риска, а именно людей старше 65 лет и людей с хроническими заболеваниями

  • Безумно увеличилось количество времени, которое приходится проводить в разных гаджетах. То количество информации, которое нужно анализировать, увеличилось в разы. Это информационная интоксикация

  • Мне не хватает личного общения с сотрудниками. Не хватает формата, в котором решения вырабатываются за столом в ходе совещания, когда ты не только видишь людей и слышишь их голос, но понимаешь, чувствуешь их по поведению

  • После COVID-19 мы хотим внимательно проанализировать и дать возможность тем сотрудникам, кому необязательно постоянно присутствовать в офисе, при определенном уровне их ответственности и ответственности их руководителя, продолжать работать на «удаленке». То же самое касается ряда руководителей­ – – несколько дней в неделю можно будет работать дистанционно

  • Наша акционерная структура разделена на три части: 1/3 - федеральная собственность (Росимущество, т.е. государство), 1/3 – Республика Саха (Якутия), 1/3 – частные инвесторы

  • Что касается взаимодействия с государством, то первое время не хватало понимания того, к чему готовиться, на какие федеральные ресурсы можно рассчитывать в условиях пандемии. Начиная с апреля выстроился хороший диалог с бизнесом, и проблемы все ушли

  • Что касается Якутии, то мы являемся ключевой бюджетообразующей компанией. Мы понимаем, что поступления в республиканский бюджет в этом году существенно снизятся. В прошлом году АЛРОСА заплатила в виде налогов и дивидендов в бюджет Якутии около 65 млрд руб. Для республики важно понимать, что происходит с компанией, с ее продажами, какие действия предпринимает менеджмент. Руководство республики прекрасно понимает, что если АЛРОСА сейчас не справится с кризисом, то долгосрочные последствия будут хуже, чем в случае невыплаты дивидендов

  • В нашей отрасли репутация – это все. Отрасль достаточно маленькая. $14 млрд –«доковидный» объем продаж алмазов. Рынок ювелирных изделий с бриллиантами – порядка $80-90 млрд. Крупных компаний, которые формируют отрасль, – порядка 50 (включая добычу, мейнстрим, огранку и крупных ретейлеров)

  • У нас налажено хорошее взаимодействие с членами Наблюдательного совета компании и с его председателем – Антоном Германовичем Силуановым, который очень внимательно вникает во все аспекты деятельности компании. В целом, если раньше основным вопросом стейкхолдеров был «Что вы сделаете, чтобы стать еще более эффективными?», то теперь он звучит как «Чем мы можем помочь компании, чтобы она вышла из кризиса более крепкой и конкурентоспособной?»

  • По мнению многих, АЛРОСА и De Beers фактически стабилизировали отрасль, не став настаивать на выкупе законтрактованных объемов алмазного сырья нашими долгосрочными клиентами. В условиях, когда продажи бриллиантов остановились, для многих компаний это стало спасением и предотвратило банкротство. Таким образом отсутствие у нас продаж на протяжении нескольких месяцев – это в том числе плата за сохранение отрасли с прицелом на будущее

  • Мы уверены, что ценность бриллиантов после пандемии будет только возрастать, что уже видно по всем опросам. В этот сложный для всех период люди многое переосмысливают. Они хотят испытывать положительные эмоции, дарить своим любимым что-то уникальное и настоящее, созданное самой природой

  • После пандемии, инвесторы будут внимательно смотреть, как компании вели себя во время пандемии, насколько они помогали тем сообществам, с которыми взаимодействуют, как они помогали своему персоналу, сколько они инвестировали в мероприятия, связанные с медициной, безопасностью, с обеспечением сотрудников средствами индивидуальной защиты. В этом смысле и многие алмазодобывающие компании, и крупные российские металлургические компании, которые вкладывали сотни миллионов рублей в эти мероприятия, смогут укрепить свою репутацию

  • Мир деглобализируется, и мы понимаем, что он будет закрываться от российских поставщиков, потому что странам придется поддерживать национальные компании, даже если они менее эффективные. С учетом сокращения торговли, падения инвестиций, обостряющейся конкуренции, неясного исхода противостояния между США и Китаем, особенно на фоне предстоящих выборов в США, определённые экономические потрясения в разных регионах мира нас еще ждут