Рассылка новостей
Подпишитесь на еженедельную рассылку от #Transforma1
Первая платформа
о трансформации российского бизнеса
Тренды

Социальная дистанция на производстве и необходимость профилактических мер /Сноб/

Источник: Сноб

  • В ситуации пандемии крайне опасно, если один из попутчиков инфицирован, остальные в закрытом помещении однозначно получат полную дозу вируса за пять минут. В этом смысле подвоз в машине — прямое нарушение базовой нормы социального дистанцирования. Поэтому мы сообщили работникам, что больше нельзя подвозить друзей и коллег на работу.

  • Вот конкретный пример: группа технологов с производства садится в машину и едет обедать в ближайший «Макавто». Как только мы это зафиксировали — видеофиксаторами и с помощью специальных сотрудников, эпидемиологических комиссаров, — им тут же позвонил дежурный и сообщил, что они не должны возвращаться на площадку. Они изолируются дома, через несколько дней сдают тесты, и только после получения результатов их вновь допускают к работе. В итоге нарушение протокола — это минус рабочая неделя для человека.

  • Раньше все скопом ходили в столовую. Теперь же есть два варианта на выбор. Либо сотрудник обедает на рабочем месте (это гораздо безопаснее концентрации людей в одной столовой). Либо он идет в соответствии с графиком в одно из нескольких небольших помещений, которые дезинфицируются сразу после того, как он оттуда выйдет. И никакого мытья чашек-тарелок в раковине в туалете: всех учим использовать только одноразовую посуду или забирать грязную домой. В общем, в наших протоколах десятка два таких мелочей предусмотрено, и каждый день добавляются по две-три новых. 

  • Мы будем пробовать учитывать все большее количество нюансов: как люди ходят на склад, где они перемещаются во время работы, где друг с другом контактируют и так далее. Будем искать зоны, попав в которые вирус начинает стремительно распространяться по помещению. 

  • Понятно, что полностью остановить инфицирование мы не сможем. Но хотим добиться того, над чем работают и региональные администрации: снизить масштаб инфицирования в единицу времени, чтобы сделать кривую заражения максимально пологой, а не горным пиком. Чем дольше нам удастся удерживать ее пологой, тем более управляемым будет этот процесс. 

  • Если производство с точки зрения объемов производства и выполняемых задач не стагнирует, а растет, то, как это ни странно, подобного рода ситуации, как пандемия и выпадение людей, заставляют увеличить производительность труда, а не снизить ее. По нашим оценкам, у нас сейчас за эти полтора-два месяца производительность труда выросла уже в два раза.

  • А есть вторая часть затрат, условно разовых. Например, закупка специализированных приборов для дезинфекции помещений и одежды горячим туманом и так далее. Это уже вопрос инвестиций. И в этом смысле производство производству рознь. 

  • Я думаю, что нынешняя эпидемия — только первая из длинного цикла. Человечество переходит к ситуации, когда новые вирусы будут появляться регулярно. Тем более неизвестно, к каким из них люди смогут вырабатывать устойчивый иммунитет. 

  • Разумеется, обязанностью всего этого «эпидемиологического менеджмента» станет и по-новому организованное рабочее пространство, учитывающее направление воздушных потоков внутри помещения и тому подобные вещи. Впрочем, так было всегда: любая управленческая функция возникала исходно как чрезвычайная, а потом становилась регулярной.

  • Но где-то, по моим оценкам, лет тридцать назад во многих отраслях, в том числе в автомобилестроении и особенно в приборостроении начала появляться контрактная модель. Это когда у компании нет своего продукта, она выпускает только продукты клиентов. 

  • У контрактного производства в условиях резко меняющихся рынков и проблем у тех или иных конкретных продуктов и стартапов, которые их разработали и продвигают на рынок, меньше рисков, чем у монопроизводственных бизнесов.

  • Компании, которые производят продукт, тех же роботов или приборы для выявления Covid-19, сфокусированы на продукте и должны постоянно делать его апгрейды, каждые полгода как минимум. Их риски — в самом продукте, в то время как риски контрактного бизнеса — в способах и средствах производства. Потому, например, контрактные производители — это всегда главные инвесторы в роботизацию производства, потому что это повышает их производительность труда и доходы.

  • Продолжить работу вместо того, чтобы поддаться панике, страху, остановиться и попробовать переждать — разделит компании большинства индустрий на две неравные части. Тех, кто рискнул и попробовал начать жить по-новому, и тех, кто испугался или не справился и остановился.

  • Однажды мои голландские коллеги, которые, как и мы, занимаются серийным строительством стартапов, сказали, что они делают ставку не на штучных «единорогов» — яркие, красивые, почти всегда переинвестированные компании, которым надо много денег для выживания, а на стартапы-«тараканы», маленькие, не «понтовые», не тратящие много денег на сотрудников, паблик и антураж. Тараканы — такие создания, которые могут долго жить без еды и воды, они двигаются группками, поддерживают друг друга. Вот у таких стартапов сегодня гораздо больше шансов на выживание, чем у многих «квазиединорогов».