Лидеры трансформации

Максим Акимов: «Мы можем стать значительно более человечными, солидарными и откровенными в коммуникациях»

Саммит «Бизнес после пандемии»

Привычный modus operandi не только для основных секторов экономики, но и для жизни социума в целом, закончился. Надо будет думать в чем состоит новый, и то что было в нашей повседневности, в бизнесе, в межличностном взаимодействии и деятельности практически всех институтов, придется переизобретать заново. Это главное домашнее задание правительств большинства развитых и развивающихся экономик, потому что традиционные меры поддержки, традиционные ответы, которые лежат в каком-то ящике у глав правительств и глав экономических ведомств на период подобных ситуаций, исходя из прошлого опыта, эти рецепты мало валидны.

Испытаниям будут подвергнуты практически все базовые институты. Мы находимся в точке неопределенности – мы не знаем, как долго продлиться эта ситуация, какой будет ответ регуляторов, какие меры поддержки будут «в пакете», которые будут предлагать правительства государств.

Трансформация будет происходить по двум направлениям. Внешняя - это бум онлайн-доставки, новых средств коммуникации, социальной и торговой логистики, изменения на рынке коммерческой недвижимости, новые формы бизнес-партнерства. А внутренняя затронет координацию и управление внутри компании, развитие нового качества внутренних коммуникаций, процессов принятия решений и многое другое.

3 главных экономических следствия:

  • шок-спросы, связанные с сокращением доходов;
  • распад производственных цепочек создания стоимости, главным образом при производстве сложных продуктов;
  • изменение конвенции в отношении распределения добавленной стоимости.

Наиболее очевидно, что ушедшие в онлайн отрасли (торговля лекарствами, онлайн образование, телемедицинские коммуникации и огромный сектор ритейла) уже никогда не вернутся в офлайн, просто технологически. Эти же изменения коснутся почтовой отрасли. Я бы отметил, что у нас резкий спрос на гиперлокальную доставку. Это сегмент, в котором изменения произойдут, скорее всего, безвозвратно. Это скажется и на владельцах редкой недвижимости, я имею прежде всего форматы dark kitchen и dark store.

Что касается новых экономических реалий, то здесь будет целый ряд сдвигов прежде всего связанных с цифровой трансформацией legacy-отраслей (здравоохранения, образования, работы с недвижимостью), и вытекающие отсюда перераспределение затрат и акценты внутри организации.

Центральная угроза и запрос сейчас - стоит подумать, как не допустить распада базовых конвенций ведения бизнеса и базовых форматов социальных отношений. Надо при системном объединении бизнес-сообществ из тех, кто выживет, позаботиться центральным вопросом – вопросом об этике.

Мы можем, поддавшись истерии, впасть в варварство – и это один исход глобального испытания. Но есть второй выход – мы может стать значительно более человечными, солидарными, и более прямыми и откровенными в коммуникациях. Если мы выберем второй путь, то мы выйдем из кризиса значительно сильнее, чем были до него.

Перед всеми будет стоять вопрос, как не вывалиться из глобализации, потому что она позволяет создавать сложные вещи и не разрывать технологические цепочки.

Надо формировать общественные фонды, т.к. после пандемии у общественности будет стоять много вопросов.