Рассылка новостей
Подпишитесь на еженедельную рассылку от #Transforma1
Первая платформа
о трансформации российского бизнеса
Кейсы

Ланит: «Ударило сильно. Это факт» /Forbes/

Источник: Forbes

Делимся с вами яркими тезисами беседы президента IT-холдинга «Ланит» Филиппа Генса с Forbes о том, как компания переживала кризис и что помогает бизнесу выстраивать отношения с государством

  • У нас очень хорошо вырос онлайн — мы все-таки всегда славились умением делать хорошие, качественные магазины. Мы не идеально справились с ростом спроса в онлайне, но довольно быстро адаптировались. А сейчас онлайн уже начинает немного спадать, и я ставлю задачу его удержать — мы в идеале будем к этому стремиться. Постепенно начинает восстанавливаться офлайн-ретейл. К счастью, мы были в хорошей форме и пережили временное закрытие магазинов. Ударило, конечно, сильно. Это факт

  • Главное, чего не надо делать в кризис, — совершать панические действия. Всегда не хватает информации, а на основании неполной информации совершать какие-то действия неверно. Нужно собирать информацию и действовать уже на основании этого

  • То, что происходит сейчас, мне понятно, это отложенный спрос и отскок. А вот что будет дальше, не знаю. Я пока не понимаю, по каким отраслям как ударило. Магазин — это же в первую очередь люди и их доходы. Соответственно, если сильно ударяет по отраслям, люди, возможно, теряют работу или получают пониженную зарплату. Мы сейчас находимся в моменте неопределенности. Все еще сложно понять, что происходит. Все-таки экстраординарные события накладывают экстраординарный отпечаток на дальнейшее

  • Появляются люди в магазинах, увеличиваются продажи. Толп никаких нет, но люди целенаправленно идут за покупками. Даже торговые центры стали обладать признаками стрит-ретейла. Стрит-ретейл и торговый центр отличаются тем, что в торговый центр идет большой поток народа, люди гуляют, отдыхают, заходят в магазины, смотрят и что-нибудь покупают. А в стрит-ретейл покупатели идут целенаправленно. Вряд ли можно предположить, что в плохую погоду кто-то захочет долго гулять по улице и делать покупки по настроению. Соответственно, людей меньше, конверсия гораздо более высокая. Как ни странно, торговые центры стали обладать признаками стрит-ретейла. Люди целенаправленно идут за тем, что нужно

  • Сейчас и правда все пока неплохо. Закончилась самоизоляция, люди дома насиделись и пошли в город и в магазины. Пока все сидели в кризис дома, очень сильно вырос онлайн, что понятно: у людей, даже если они работают, становится больше свободного времени за счет того, что они не тратят его на дорогу, и они покупают себе девайсы, а детям — игрушки, чтобы их занять, пока не работают детские сады и школы. Так что движение на рынке было

  • Наша спортивная тема пострадала больше всего, потому что спортом заниматься дома тяжело. Обычно весна по активности спроса на спортивные товары напоминает новогодний сезон, потому что люди готовятся к лету. Так что мы, конечно, сильно потеряли

  • Поскольку IT — это в первую очередь сервисная отрасль, подозреваю, что по нам кризис еще очень сильно ударит ближе к концу года или в следующем году. Пока наш бизнес идет неплохо — мы развиваемся. Кризис очень сильно ударил по ретейлу, а IT-бизнес чувствует себя хорошо. Но боюсь, нам нужно готовиться к довольно сложному концу года и такому же сложному следующему году

  • Понятно, что эти три месяца дались непросто. Это и вопрос наполняемости бюджета: как мы понимаем, бюджет у нас — довольно заметная часть рынка страны. Соответственно, я думаю, что будут какие-то сокращения, от этого дальше пойдет волна по подрядчикам государства, оттуда она пойдет дальше вниз и может дойти до людей

  • Мы людей не сокращали, то есть экстренных мер по сокращению персонала не принимали. У нас было некоторое количество оптимизационных мер, но до сокращения мы не дошли. Считаю, что сделали правильно

  • Мы перенесли часть квартальных бонусов на конец года, исходя из планов. И пока мы не понимали, как будет развиваться ситуация, временно несильно срезали зарплату по холдингу. В основном за счет добровольного отказа руководителей от части своих зарплат. Сейчас уже вернули. Потому что я считаю, что сокращать нечестно, если работы осталось столько же или даже стало больше

  • Любая большая структура живая, постоянно видоизменяется. Понятно, что я некоторые вещи меняю так, как мне удобнее. Но ничего масштабного сейчас не происходит. Мы работаем в штатном режиме. Понятно, что всегда идет некоторая реструктуризация, есть некоторые изменения, но это нормальный процесс. У нас в холдинге около 12 000 человек. Иногда где-то возникает острая нехватка специалистов, и тогда мы начинаем активно искать людей

  • При этом за последние несколько месяцев мы активно набирали на различные вакансии в разработке, а также на вакансии по информационной безопасности. У нас было довольно много работы, а рук не хватало

  • Про потребительский рынок я думал, но пока что не конкретизировал планы. Считаю, что консьюмерский рынок гораздо хуже защищен с точки зрения информационной безопасности. И девайсы хуже защищены, и в целом системы. Люди об этом просто не очень задумываются. Когда речь идет о корпоративных интересах, то они обязаны о них думать. А про личную информационную безопасность не очень думают

  • Мы немало работаем с государством. Всегда это не очень просто, что понятно, ведь государство и бизнес — разные вещи. Но в целом мы неплохо работаем вместе и делаем, мне кажется и хочется верить, полезные дела

  • В нашей выручке от интеграционных проектов за прошлый год — около 25%. Финансовый сектор, для сравнения, принес больше — 33%. Я знаю, что за нами есть слава государственного интегратора, но это не так. Мы, конечно, работаем с государством много, но мы много работаем и с рынком, с коммерческими структурами. Мы чуть меньше работаем с малым и средним бизнесом, но тоже это осваиваем, идем в этом направлении: некоторые компании в составе «Ланит» чуть больше, некоторые — чуть меньше. И кроме того, надо учитывать, что интеграция — это только одно из наших бизнес-направлений

  • Тут нет хватки в отношении госзаказов. Это просто чуть сложнее, потому что есть дополнительные процессы, что правильно, и дополнительные контрольные меры. Мы же работаем на открытом рынке, то есть это не хватка, это скорее системная, последовательная, аккуратная работа и именно опыт работы с государством, который позволяет правильно взаимодействовать, правильно документы готовить