Кейсы

Яндекс: удаленная работа, полная остановка некоторых направлений и скачок доли онлайна в России /The Bell/

Источник: The Bell

Все, что сейчас происходит в Москве, уже происходило в других странах. Достаточно просто читать их новости, отматывая на пару недель, и понятно, что будет происходить у нас.

Как и все большие компании, мы столкнулись с тем, что несмотря на то, что мы умеем работать удаленно, есть профессии и люди, которые по техническим причинам работать из дома не могут. Например, разработчикам браузера и приложений нужны специальные станции, чтобы быстро собирать код. В итоге перевезли им это оборудование домой.

Интересная вещь, которую никто не предполагал: одно из самых главных неудобств, с которым столкнулись люди, — это отсутствие дома офисных кресел. Сидеть на стуле за обедом — это норм, а вот по 10–12 часов работать оказалось невыносимо.

У нас по Zoom фактически прошла сделка «Яндекс.Такси» с Uber: все переговоры шли именно там. Сейчас любой день проходит так: в 8 встаешь, в 9 открываешь первую конференцию и так до вечера только на ссылочки нажимаешь со следующими встречами.

У нас есть направления, которые тоже остановило целиком. Например, каршеринг, который в Москве и Санкт-Петербурге временно запрещен, или «Яндекс.Путешествия», потому что никаких путешествий сейчас нет. Из-за всех ограничений, естественно, сильно сократились поездки в такси и по Москве, и в регионах, да и вообще во многих странах нашего присутствия.

Сейчас ситуация беспрецедентная: впервые интернет оказался на такой стадии развития, когда кризис может ударить, и интернет уйдет ниже ватерлинии.

Да, сейчас есть какие-то направления, которые очень пострадали, есть которые пострадали меньше. Но сейчас мы сфокусированы прежде всего на том, чтобы попытаться предсказать, какая ситуация будет условно осенью, зимой, весной следующего года.

Я и все мои прямые подчиненные сократили себе зарплаты, отказались от годовых бонусов. Но понятно, что для компании в 12 тысяч человек это — косметические изменения, они больше в этической плоскости находятся, поэтому дополнительно мы сократили расходы на корпоративные мероприятия, командировки и неприоритетные маркетинговые активности

Один из самых масштабных антикоронавирусных проектов — индекс самоизоляции. Как он родился: мы почти сразу собрали команду, которая как раз должна была отвечать на вопросы людей в этот кризис. И довольно быстро стало ясно, что именно самоизоляция очень важна: этот вирус очень долго живет и только так можно снизить нагрузку на систему здравоохранения. Так и родился индекс самоизоляции, и сейчас это один из самых цитируемых показателей, который используют простые пользователи, СМИ, власти, губернаторы.

У нас внутри компании есть свой принцип: ни в коем случае, даже в сложной ситуации, не нарушать принципы, которыми «Яндекс» руководствуется со дня основания. Если мы что-то делаем, мы делаем это публично, открыто и объяснимо.

Самое важное в нашей работе — определять принципы. Здесь принцип такой: этот сервис создан для обсуждения дорожной ситуации. Дальше, исходя из этого принципа, были имплементированы алгоритмы — как и любые алгоритмы, и в поиске, и в новостях, они не совершенны. Дальше, если мы видим, что идет какое-то нарушение этих принципов, возникает какой-то спам, фрод, обман, мы садимся и думаем, какие можно поменять настройки, чтобы эту ситуацию тоже отработать.

Для начала: я почти уверен, что удар, нанесенный по бизнесу «Такси», — временный. Все-таки если предполагать, что мы все выживем и города останутся, то, как только ситуация выровняется, потребность достаточно базовая передвигаться по городу тоже вернется.

Вообще вся эта история про кризис в истории «Яндекса» останется как время быстрой переориентировки, быстрой конвертации бизнес-моделей в новые и перегруппировки. Например, из-за коронавируса вырос огромный спрос на доставку товаров, медикаментов, врачей, продуктов и так далее. А логистических компаний, которые могли бы его удовлетворить, просто не было. Параллельно без работы осталась огромная часть водителей такси. И буквально за считанные недели наш сервис из компании, которая искала такси, стал сервисом по доставке всего что угодно.

Если говорить про бизнес «Маркета», то там интересный эффект произошел. Когда началась история с коронакризисом, люди побежали закупать товары. Но из-за того, что много где нарушился импорт, у многих магазинов сейчас просто нет товара.

В России доля онлайна была около 6%. Теперь будет хороший скачок. Мы годик выиграли на этом коронакризисе, он дал нам фору. Если в каких-то проектах он «выкусил» квартал, два, три, то здесь, мне кажется, он, наоборот, залил топливо, которое приблизило все на год вперед.

Мое личное мнение по этому поводу: слово «системообразующий» никак не связано с тем, что компании нужна господдержка. Бывают, например, системообразующие люди в компании. Но это не значит, что им нужно помогать, на них нужно, наоборот, опираться.

Мы постоянно их перепроверяем, чтобы не дай бог не возникла ситуация, когда те или иные данные были бы предоставлены кому-то без бумажного запроса или без соответствующих подписей. После каждого вопроса от общества у нас внутренние перепроверки. Мы следим, чтобы исполнялся закон, с одной стороны, но и чтобы этим нельзя было воспользоваться в качестве дыры и получать конфиденциальную информацию о пользователе — с другой.

Transparency report — это важная тема. Мы собираемся постепенно начать его выпускать. Но есть объективная проблема, что, к сожалению, построить его с такой же степенью детализации, которая есть у некоторых западных компаний, мы не можем по российскому законодательству.

Есть направления, которые из-за кризиса будущее приблизили в настоящее. Например, образовательные проекты «Яндекса». Сегодня даже самые крайние скептики онлайн-инструментов меняют свои привычки и выйдут из этого кризиса с пониманием, что во всем этом инструментарии есть много бесспорно полезных компонентов, и начнут им пользоваться.

Сейчас каждый учитель в стране, абсолютно вынужденно, задался вопросом, а как же ему учить своих детей. Таким же вопросом задаются и родители. Мы практически мгновенно, за считанные часы, договорились вместе с правительством Москвы, с Центром педагогического мастерства запустить «Яндекс.Школу». По сути, это полноценная онлайн-школа, где трансляция уроков от ведущих московских учителей идет одновременно на всех учеников.

Эта эпидемия очень сильно изменит отношение людей к болезням вообще и даже, возможно, к самому простому гриппу. Появится большое давление в обществе, при каждой эпидемии гриппа люди будут думать: «ой, все пропало». И это давление, скорее всего, переродится в качество, в разные технологии, сервисы, которые позволят эпидемии предсказывать.

The New York Times сделала исследование по данным Google о запросах по теме потери обоняния, с помощью которых можно было предсказать, как будет распространяться эпидемия. Если люди теряют обоняние — это мгновенный сигнал о том, что они заболевают. И тот факт, что это можно понять по поисковым запросам, — очень классная находка. А там, где кипит бульон, там всегда что-нибудь да кристаллизуется. Поэтому я думаю, что в медицину придет много всяких технологических решений.