Рассылка новостей
Подпишитесь на еженедельную рассылку от #Transforma1
Первая платформа
о трансформации российского бизнеса
Тренды

Маска оказывается в кармане уже на второй станции метро, а социальная дистанция заканчивается при выходе из вагона /м-ФОМ/

Источник: м-ФОМ

  • Парадигма в исследованиях социального поведения в эпоху пандемии в основном опирается на негативные прогнозы. Чувство страха, навязанное людям, в итоге вылилось в кредит доверия, которые они выдали властям с надеждой на помощь в непростой ситуации. В этом аспекте действия властей могут быть опаснее, чем последствие самого коронавируса. К сожалению, не существует гарантии, что меры по сдерживанию эпидемии не будут востребованы в будущем, приняв формы слежки за населением

  • В ситуации неопределенности у людей меняются поведенческие шаблоны, уступая место страхам и тревогам, с помощью которых ими можно манипулировать. Общество разделяется на две части, которые условно можно назвать правым и левым нарративом. Левая ячейка занята «глобальными угрозами миру»:в данный момент их роли играет экология и пандемия

  • Правый нарратив отвечает за локальные страхи и угрозы, которыми они оперируют. В их числе: коррумпированные режимы внутри и существование мирового правительства снаружи. Эти нарративы разделяются и по социальному признаку: с одной стороны «живут» патриотичные сограждане, а с другой – «необразованное быдло». В этом ряду есть и место меньшинству: правда в одном случае их называют пятой колонной, а в другом – людьми со здравым смыслом

  • Следующий объект исследований – индивидуальные переживания. В своей повседневности они более оптимистичны, чем предлагаемые «глобальные угрозы». В настоящий момент основное количество социально ориентированных людей переходят к новой форме существования в обществе. Большая роль отводится совершению действий онлайн: покупки, работа, обучение

  • Основная масса приспосабливается к работе в новых условиях, находя для себя в них положительные стороны. В ситуации пандемии среди людей вырабатываются новые привычки, жесты и модели поведения. Появляется новый мир аналогий, которые выполняют защитные функции. С их помощью человек пытается найти здравый смысл в алогичности происходящего. Вместе с тем, возникает иллюзия желании все объяснить, используя простые выводы и не имея к этому достаточного количества фактов

  • Третий эффект, возникший в результате длительной изоляции – видоизменение отношений в социуме: то, что называется социальной морфологией. Нарушаются старые социальные связи и взамен них приходят новые. На волне общих проблем происходит солидаризация ранее незнакомых людей и их объединение между собой под новыми флагами. Другими словами, клановые и семейные узы уступают свое место социальным и идейным связям. Они же выполняют и защитную функцию для социума, вырабатывая новые модели коллективного поведения в ситуации неконтролируемого заражения инфекцией

  • Еще один прием из области лингвистики, который сейчас повсеместно используется в обществе – это метафора. Объяснение пандемии и мобилизация общества на борьбу с ней легко укладывается в канву идеи войны и присущего ей милитаризма в повседневном поведении. Девиз военных времен: «все для фронта – все для победы» приобретает новый и местами сакральный смысл

  • Идея всеобщего иммунитета для борьбы с внешней инфекцией-врагом является нам из той же области метафор: границы моего тела сиречь границы моей страны необходимо охранять. Таким образом, медицинские термины переходят в область политических мифологем и способствуют принятию соответствующих решений во власти

  • Проецирование старых страхов в новых условия существования имеет свои особенности. Все то, чего мы боялись вчера, с наступлением пандемии коронавируса приобретает новые формы и рождает новые фобии. Этот процесс кратко можно описать поговоркой – «у страха глаза велики». Банальность и парадокс: вот две новые формы, которые сейчас наиболее распространены среди людей, в попытке дать свою оценку будущему