vk.com

Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

Урсула Бернс: «Я считаю, что люди в своей основе хорошие»

Время чтения: 10 мин.
Просмотров: 393

Урсула Бернс, бывшая глава Xerox – первая чернокожая женщина, возглавившая компанию из списка Fortune 500, рассказала о своей книге и нелегком пути наверх

 

Xerox CEO Ursula Burns

 

В 2009 году Урсула Бернс была назначена генеральным директором Xerox, став первой чернокожей женщиной, возглавившей компанию из списка Fortune 500. Это стало кульминацией жизненного пути этой женщины, начавшей свой жизненный путь из многоквартирного дома и ставшей одной из самых знаковых руководителей крупнейшей компании Америки. Она возглавляла Xerox в течение семи лет, уйдя в отставку в 2016 году после конфликта с инвестором Карлом Айканом, что привело к распаду компании. 

 

Впоследствии Урсула Бернс занимала пост генерального директора телекоммуникационной компании Veon и до сих пор входит в состав советов директоров нескольких крупных корпораций. Она является ярым поборником инклюзивного и расового равенства – того, что вдохновило ее на опубликование мемуаров о своей жизни: «Где ты – не тот, кто ты есть». Приводим выдержки из ее интервью, которое недавно состоялось с главным редактором HBR Ади Игнатиусом.

 

– Корпоративный мир сильно изменился за несколько лет с тех пор, как вы ушли из Xerox. Главы компаний сильнее стали реагировать на более широкие требования сторон и чаще высказываются по социальным и политическим вопросам. Как выглядит хороший руководитель в современном мире, который готов к участию в улаживании конфликтов между заинтересованными сторонами? 

 

Когда я была генеральным директором, работа была относительно простой. Вы должны были получить максимально возможную прибыль и максимально возможную цену акций. Теперь это более интеллектуальная игра, и вам нужно общаться более широко, чем когда-либо прежде. Вы должны соотнести, сколько прибыли и сколько денег вы сможете сгенерировать, с тем, какое положительное влияние вы можете оказать на общество, своих сотрудников и рынок, в котором вы ведете бизнес.

 

– Как вы думаете, почему теперь руководители должны все это учитывать? Общество начинает подвергать сомнению традиционные подходы. Люди начинают спрашивать, почему генеральный директор зарабатывает десятки миллионов долларов, а важный работник не получает прожиточного минимума. 

 

Пандемия высветила это фундаментальное неравенство: «действительно важные» ребята, которым платят миллионы долларов, остались в своих домах, а те, кто зарабатывают $10 долларов, должны выходить на работу. И среди всего этого мы увидели и черных людей, которых убивают представители власти. Если мы все получим вакцину и просто вернемся к тому, как было, то выйдет, что все жертвы были напрасны.

 

– Неравенство доходов – серьезная проблема. Вам посчастливилось заработать огромные деньги в качестве генерального директора. Так работает система, но это также часть проблемы, которую вы определяете. Никто, кому предлагают такие деньги, никогда не говорит «спасибо». Так как же можно изменить систему? 

 

Чтобы продвинуться вперед, нужна коалиция. Вы правильно сказали: сложно найти генерального директора, который согласится пойти первым. Я вхожу в советы директоров некоторых компаний, и когда вы определяете зарплату генерального директора, вы не хотите, чтобы ваш сотрудник получал самую высокую зарплату. Но вы также не захотите, чтобы он или она получали и низкую зарплату.

 

– Стоит ли нам задуматься о старом изречении Питера Друкера о том, что высшие руководители не должны зарабатывать более чем в 20 раз больше, чем зарабатывает средний рабочий? 

 

Должны быть руководящие принципы, и их должно быть максимальное количество. Чтобы понять проблему, просто подумайте, например, о руководящих сотрудниках банка. Если вы инженер, вы что-то создаете. Если вы медик, вы кого-то лечите. Банкиры практически ничего не делают. Они управляют рисками и зарабатывают десятки миллионов. Я знаю, что у меня будут проблемы, если я это скажу, но это смешно.

 

Почему вы решили уйти из Xerox? Похоже, это было комбинацией личных причин и реакцией на результаты действия Карла Айкана против руководства Xerox?

 

Это была настоящая буря событий. Некоторые из них были хорошими и кое-что прояснили для меня. И кое-что из этого было плохо. У моего мужа были проблемы со здоровьем. А потом нам пришлось столкнуться с этим активистом. После этого казалось, что настало подходящее время передать дела моему второму номеру.

 

– Каково быть лицом к лицу с активистом? Ведь вы имели дело с агрессивным противником, который может сказать все, что хочет: правда это или неправда.

 

Я знала, что все было гораздо сложнее. Нам пришлось вложить сотни миллионов долларов в технологии; у нас были сотрудники по всему миру, о которых мы действительно заботились. Если единственная цель – максимизировать акционерную стоимость, то моя дочь могла бы управлять компанией: но это не была единственная цель.

 

– Что бы вы посоветовали другим людям, оказавшимся в таком положении? 

 

Ищите помощь от кого-нибудь за пределами своей компании. Внутри все ощущают то же давление, как и вы. Так что найдите кого-нибудь, кто имеет в этом опыт, но не обременен вашей историей. В конце концов, стоит бороться за «точку зрения заинтересованных сторон», даже если она вызывает увольнение из компании.

 

– В интервью 15 лет назад вы сказали, что не можете точно сказать то, что вы одновременно являетесь и темнокожей, и женщиной, как-то повлияло на вашу карьеру, потому что вы всегда были и той и другой, и вам не с чем было сравнивать. Вы также сказали, что не обнаружили никакой разницы в том, как с вами обращались по сравнению с другими. Теперь, когда у вас есть некоторое расстояние и перспектива, вы все еще чувствуете то же самое?

 

В компании Xerox был просвещенный основатель Джозеф Уилсон, поэтому к тому времени, когда я пришел в компанию, в 1980 году, кое-что уже изменилось. Но по мере того, как я росла в компании, становилось все яснее, что раса и пол – это проблемы, иногда в положительном, а иногда и в отрицательном смысле.

 

– Насколько распространены были предрассудки в вашей обычной жизни?

 

Когда я росла, я почти каждый день сталкивался лицом к лицу с расизмом и сексизмом. Я оцепенела от этого. Я отчетливо помню, как однажды зашла с сыном в Barneys, магазин одежды. Я уже была руководителем высшего звена и зарабатывала довольно много денег, но это была типичная ситуация, когда кто-то все время наблюдает за вами. Я много раз переживала из-за этого, но тогда я впервые сказала себе: «Это просто неправильно». 

Конечно хорошо, когда другие люди говорят: «О, да, она одна из нас». Но нам нужно добраться до точки, чтобы эта структура элитного общества больше не существовала.

 

– Вы пишете, что ваши сверстники в колледже могли принять ваши успехи как чернокожей женщины, только мысленно возвысив вас до своего рода исключительного статуса – считая вас сильно одаренной – это означает, что они не могли принять то, что и другие талантливые и трудолюбивые чернокожие могут это сделать. Вы испытывали это на протяжении всей своей жизни? 

 

Абсолютно. Даже в конце моей карьеры люди говорили: «Боже мой, ты такая потрясающая». В конце концов я поняла, что они, не зная об этом, говорили, это для того, чтобы я возглавила рабочую группу или стала генеральным директором, и они должны были идентифицировать меня как «выдающегося» или признать, что другие, которые выглядят как я и ведут себя как я, тоже могу сидеть за одним столом рядом с ними.

 

Xerox CEO Ursula Burns

 

– В самом ярком отрывке вашей книги вы пишете: «Вся наша жизнь как чернокожих, так и женщин была потрачена на соответствие со структурой, построенной белыми мужчинами на спинах чернокожих и других меньшинств. Это откровенное обвинение, особенно от женщины, которая достигла того уровня, как вы. Как мы можем добиться прогресса в решении такой серьезной проблемы? 

 

Цифры и числа. Одна из вещей, которые вы обнаружите, когда попадете в достаточно интегрированное место, – это то, что динамика там другая. Язык другой. Все по-другому. Чтобы сделать разнообразие нормальным, мы просто делаем его нормальным. Мы должны быть последовательными в своих действиях, чтобы гарантировать, что мы его увеличиваем, что у нас действительно есть равенство и что мы инклюзивны. Как? Начни со своего дома.

 

В течение 10 лет в Xerox я была единственной чернокожей женщиной на собраниях. Так что, если я поднимала руку, меня всегда спрашивали, не потому что, их интересовало мое мнение, а потому, что я была чернокожая. Но сейчас мы должны понять, что это уже  аномалия.

 

– Вы также открыто высказывались и по гендерным вопросам. Как бы вы определили «женское лидерство» в отличии от традиционно мужского подхода? 

 

Многие естественные «женские» черты делают женщин более подходящими лидерами на данный момент: мы более открыты, менее жестоки, более тонки в принятии решений. У женщин есть здоровое, естественное чувство сомнения. Я встречаюсь с другими успешными женщинами, и мы часто обсуждаем, можем ли мы делать что-то лучше и достаточно ли делаем. Ночью я ложусь и вспоминаю плохие поступки, которые сделала в этот день. И женщины по-прежнему в значительной степени несут ответственность за свои семьи. Это часть нашей генетической структуры. Это означает, что мы берем на себя ответственность за то, чтобы люди чувствовали свою ценность.

 

– Вы видите прогресс на рабочих местах у других чернокожих женщин? 

 

Сейчас прекрасное время для афроамериканок, потому что у нас есть то, что называется твердостью. Белые женщины отвергают тебя. Белые люди даже не знают, что вы из себя значите. Итак, вам нужно иметь твердость, чтобы продолжать над этим трудиться из раза в раз.

 

– В вашей книге есть показательный момент о вашем разговоре с сестрой Розмари, вашим школьным проповедником в католической школе, которую вы посещали на Манхэттене. Она сказала, что у вас есть три варианта в жизни: вы можете стать учителем, медсестрой или монахиней. Как она не включила в этот список пост генерального директора Xerox? 

 

Это было в 1972 году, и если вы были женщиной, у вас был очень узкий, четко определенный набор возможностей. Помню, когда мне было семь или восемь лет, я задала вопрос учителю географии. Он сказал, что у меня есть три вещи, которые будут против меня: я чернокожая, бедная и девушка. Он хотел сделать мне комплимент, но сказал, что двери закрыты: «Ты умная, но ничего не можешь с этим поделать». Это запомнилось мне надолго. В конце концов я поняла, что мне эти вещи очень нравятся. Ну, не быть бедной конечно, но мне очень нравилось быть черной и очень нравилось быть девушкой.

 

– Прочитав ваши мемуары, я думаю, что они отражают вас настоящую. Какова была ваша цель при написании книги? 

 

Я хотел показать себя как обычного человека. Меня часто описывают либо слишком резко, либо слишком идеализированно. Когда смотрите на мою жизнь, она кажется вам хорошо спланированной. Но я просто шла от одного дня к другому, помня об основных убеждениях и идеалах. Люди говорят: «Боже, у тебя была такая захватывающая жизнь», а я отвечаю: «Да, это было довольно хорошо». Но это была просто жизнь. Ничего сверхъестественного.

 

– Когда я читал книгу, даже зная, что вы в итоге станете генеральным директором Xerox, я все время думал: «Она все испортит». Попутно вы описываете ситуации, когда вы были слишком резкими, слишком нетерпеливыми или делали что-то рискованное. Как вам это удалось? 

 

Жизнь часто бывает грубой и рискованной, и это то, что я хотела показать. Мы все люди. Все мы ошибаемся. Мы действуем нетерпеливо. На своем пути я приняла больше хороших решений, чем плохих. Я просто продолжал настаивать.

 

– Вы пишете, что с оптимизмом смотрите на Америку и мир. В чем причина оптимизма? 

 

Во-первых, мы пережили годы правления Трампа без тотальной революции. Приятно видеть, как американцы демонстрируют приличия и уважение друг к другу, а не бунтуют на улицах. Во-вторых, мы вовлечены в национальный дискурс о расовом равенстве, социальной справедливости и экономическом равенстве. По крайней мере, люди осознают, что есть проблемы. И в-третьих, я считаю, что люди в своей основе хорошие. Нам просто нужно лучше заботиться друг о друге.

16.08.2021

Подпишитесь, чтобы получать больше информации о развитии российского бизнеса от #Трансформа1

Подписаться
Алина Назарова: «Быть в комьюнити единомышленников важно»
Алина Назарова: «Быть в комьюнити единомышленников важно»
Пандемия ускорила процесс цифровизации во многих областях бизнеса, в том числе и клиентском сервисе. Современная быстрая реальность требует переноса опыта мгновенного отклика и коммуникации в мессенджерах на другие сферы. Увеличилась важность персонализации: все хотят емкого, осмысленного, качественного общения с брендами
«COVID открыл нам новые возможности»
«COVID открыл нам новые возможности»
Владислав Курбатов, генеральный директор компании «Перекресток», входящей в X5 Group, крупнейшего в России предприятия розничной торговли продуктами питания, рассказал о цифровизации, многоканальной розничной торговле, продвижении сознательного потребления и новой концепции Garden для магазинов малого формата
Сатья Наделла: «Сегодня люди хотят понимать, зачем они работают»
Сатья Наделла: «Сегодня люди хотят понимать, зачем они работают»
CEO Microsoft Сатья Наделла рассказал главному редактору Harvard Business Review Ади Игнейшес, о том, как команды будут взаимодействовать в будущем, каким будет следующее поколение технологий для работы, какие задачи будут у лидеров и станет ли рабочая среда метавселенной
Цифровизация логистических компаний привлечет большой капитал
Цифровизация логистических компаний привлечет большой капитал
Если до пандемии цифровизация логистических компаний была делом важным, но не обязательным, то 2021 год стал «последним рубежом». Новое направление очень интересно для инвесторов, но, на первый взгляд, оно открыто только для «большого капитала»
Основатель Direct.Farm Андрей Долуда рассказал про единственный вариант цифровизации агрорынка России
Основатель Direct.Farm Андрей Долуда рассказал про единственный вариант цифровизации агрорынка России
Почему цифровизация сельского хозяйства в России так сильно отличается от западной и с какими проблемами сталкивается агрорынок, рассказал Андрей Долуда — предприниматель и председатель совета директоров Direct.Farm — платформы, на которой собраны профильные знания и полезные цифровые сервисы для всех участников агрорынка
Брюс Дальгрен: «ESG — будущее компаний»
Брюс Дальгрен: «ESG — будущее компаний»
Брюс Дальгрен — генеральный директор MetricStream , лидера в области корпоративного управления, управления рисками и соблюдения нормативных требований, позволяющего организациям преуспевать в рисках
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo