vk.com

Медиапортал

о трансформации

российского бизнеса

За пределами пандемии

Время чтения: 6 мин.
Просмотров: 221

Новый премьер-министр Японии демонстрирует решительный подход к решению проблем страны, чтобы вывести ее экономику на путь устойчивого роста 

 

За пределами пандемии

 

Олимпийские игры 2020 года уже вошли в историю как одни из самых необычных. Первоначально запланированный на год, когда новый коронавирус охватил мир, Игры были отложены на 2021 год, и японские официальные лица были вынуждены написать новый свод правил.

 

Точно так же Япония меняет правила своей экономики. Время пандемии страна поначалу переживала лучше, чем многие другие страны, отчасти из-за минимального количества ограничений для бизнеса. Но когда в 2021 году число случаев коронавируса снова увеличилось, восстановление экономики застопорилось. Страна по-прежнему находилась в чрезвычайном положении, но столкнулась с проблемами на фоне вялого внедрения вакцины на национальном уровне. Тем не менее, Япония продолжает уверенно смотреть в будущее, заново изобретая себя для 21 века.

 

Переход экономики на новые рельсы

 

Помимо воздействия пандемии, в прошлом году в стране произошла и смена правительства после отставки лидера страны Синдзо Абэ. Новая администрация премьер-министра Ёсихидэ Суги демонстрирует решительный подход к решению проблем страны. Г-ну Суге приписывают ускорение роста Японии после длительного периода застоя на фоне демографических изменений, а также ускорение глобализации экономики, въездного туризма и корпоративного управления. Три задачи, о которых он объявил после вступления в должность в сентябре 2020 года, уже реализованы: снижение сборов за пользованием мобильным телефоном, расширение медицинского страхования для борьбы со снижением рождаемости и запуск агентства для ускорения цифровой трансформации и повышения производительности.

 

Однако на самую амбициозную цель Шуги уйдут десятилетия: правительство Японии поставило задачу для перехода на углеродно-нейтральную экономику к 2050 году, что является частью приверженности правительства целям устойчивого развития Организации Объединенных Наций. Более чем 300 городов Японии с помощью новых технологий, администрация Шуги уверена, что цель может быть достигнута с помощью этой «зеленой стратегии роста», которая принесет $827 млрд к 2030 году и $1,7 трлн к 2030 году. Вдобавок ко всему, в апреле Шуга повысил целевой показатель сокращения выбросов парниковых газов в Японии к 2030 году с 26% до 46%. Климатические активисты страны приветствовали это заявление.

 

«Япония не сможет поддерживать свою конкурентоспособность в 21 веке, если будет придерживаться углеродоемких компаний», – говорит Такеджиро Суэёси, специальный советник Финансовой инициативы Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде в Азиатско-Тихоокеанском регионе и представитель Японской климатической инициативы: сети из более чем 650 организаций. «Из-за декарбонизации следует подумать о создании центральной организации для формирования всеобъемлющей политики для Японии в целом. Кроме того, мы также должны быть достаточно амбициозными, чтобы сформулировать среднесрочную и долгосрочную стратегию, чтобы догнать остальной мир, а затем обогнать его в следующем десятилетии», – полагает г-н Суэёси.

 

Работать и инвестировать

 

Пандемия COVID-19 ускорила внедрение цифровой трансформации в Японии и отказ от традиционных методов ведения бизнеса, таких как личные встречи и традиционные собрания в компаниях. Ковид-19 привел к быстрой эволюции в таких отраслях, как здравоохранение, образование и сфера развлечения, которые трансформируются за счет моделей удаленного использования, привлекая стартапы с доступом к растущему пулу финансирования от венчурных компаний и голубых фишек. Например, в сфере здравоохранения японские компании предлагают облачную телемедицину, приложения для отслеживания инфекций и умные маски. 

 

Один из ведущих автопроизводителей страны даже одолжили свой опыт по совершенствованию производства для крупного центра вакцинации против коронавируса, увеличив его мощность в 1,5 раза. Некоторые наблюдатели, однако, говорят, что Япония не должна упускать из виду свои основы, преследуя новые технологии и методы ведения бизнеса.

 

«Когда японские политики думают о росте, они всегда думают об экзотических технологиях, таких как нанотехнологии, искусственный интеллект или роботы», – говорит журналист Ричард Кац. «Что им нужно, так это базовые инженеры по программному обеспечению, чтобы преодолеть цифровой разрыв, помочь компаниям, которые не используют электронную торговлю, и сделать существующие отрасли намного более продуктивными». Кац возлагает большие надежды на экологические инициативы правительства, но он видит потребность в решениях в области людских ресурсов: «Им нужны базовые разработчики программного обеспечения, чтобы преодолеть цифровой разрыв, помочь компаниям, которые не используют электронную коммерцию, и сделать существующие отрасли гораздо более производительными».

 

Помимо пандемии, отрасли японской экономики поощряют инновации в области экологической, социальной повестки дня и корпоративного управления (ESG), что соответствует с зеленой повесткой дня правительства. ESG может включать такие инициативы, как обеспечение корпоративного разнообразия. Повышенный интерес к ESG в целом понятен: активы под управлением японских биржевых фондов ESG в этом году выросли до почти $35 млрд по сравнению с $24 млрд в начале 2020 года.

 

«Производительность, возможно, является проблемой номер один в стране, и мы видим множество бизнес-моделей, направленных на решение проблем производительности, будь то производство или услуги. Помимо этого, все сейчас сосредоточены на проблеме изменения климата», – говорит Кэти Мацуи, бывший вице-председатель Goldman Sachs Мацуи объединилась с тремя другими женщинами-финансовыми руководителями, чтобы запустить фонд MPower Partners Fund, который направлен на инвестирование $150 млн в стартапы, работающие в сфере здравоохранения, финансовых технологий, окружающей среды и других секторах экономики. Первые инвестиции были вложены в Unifa, компанию, основанную в 2013 году, которая использует мобильные устройства для цифровой трансформации детских учреждений.

 

«Наша команда считает, что будущее страны – за новым поколением предпринимателей, которые смогут разрушить существующий бизнес», – говорит Мацуи. – Для достижения наших климатических целей нам придется задействовать более инновационные технологии, которые, возможно, придется импортировать из-за границы. Так что частью нашего портфеля будут инвестиции за рубежом».

 

Создание новых возможностей 

 

В 2020 году объем прямых иностранных инвестиций достиг 15-летнего максимума. Это было достигнуто благодаря двум крупным сделкам: покупка Blackstone компании Takeda Consumer Healthcare за $2,3 млрд и решение Berkshire Hathaway инвестировать $6,5 млрд в японские конгломераты, приобретя по 5% акций Sumitomo, Itochu, Mitsubishi, Mitsui & Co. и Marubeni. Известные в Японии как торговые компании, эти пять фирм действуют как инвестиционные банки, инвестируя миллиарды долларов по всему миру и контролируют сложную сеть предприятий, от магазинов до месторождений нефти и газа.

 

Эти инвестиции подчеркивают растущую роль Японии как магнита для международного бизнеса. По оценке Yano Research Institute, к 2022 году японский рынок финансовых технологий увеличится более чем в три раза и достигнет $11 млрд по сравнению с $3,27 млрд в 2019 году. Превращение Токио в современный финансовый и международный бизнес-центр – часть масштабных усилий, чтобы вывести экономику Японии на путь устойчивого роста. Столичное правительство Токио предлагает налоговые субсидии и консультационные услуги новым финансовым игрокам, а центральное правительство пересматривает налоговый кодекс и смягчает требования к резидентству; инициативы включают упрощенные процедуры регистрации для управляющих фондами и переписку с финансовыми органами на английском языке.

19.08.2021

Подпишитесь, чтобы получать больше информации о развитии российского бизнеса от #Трансформа1

Подписаться
3 актуальных фактора развития мировой экономики от лидеров международного бизнеса
3 актуальных фактора развития мировой экономики от лидеров международного бизнеса
Компания KPMG опросила 1300 генеральных директоров компаний во всем мире, чтобы определить, какие проблемы волнуют лидеров бизнеса, и как они отражаются в бизнес стратегии возглавляемых ими компаний
Наследие и преемственность – ключевой вызов для российского бизнеса
Наследие и преемственность – ключевой вызов для российского бизнеса
16 сентября сообщество “1А Класс” провело дискуссию «Российский бизнес: отцы и дети». Рубен Варданян, управляющий партнер А1 Андрей Елинсон, управляющий директор Phoenix Advisors Алексей Станкевич, председатель Коллегии адвокатов А1 Александр Заблоцкис и нотариус Айгуль Карнаухова поговорили о том, как планировать преемственность
5 шагов адаптации и эффективной работы новых сотрудников на «удаленке»
5 шагов адаптации и эффективной работы новых сотрудников на «удаленке»
Как пандемия и удаленная работа изменили определение эффективного процесса адаптации.
После кризиса: стремительная эволюция европейских компаний
После кризиса: стремительная эволюция европейских компаний
Финансовые директора Европы делятся своими взглядами на бизнес-среду после пандемии
Создание сообществ как конкурентное преимущество
Создание сообществ как конкурентное преимущество
Сообщества создаются вокруг компаний и брендов, что открывает бизнесу широкие возможности для вовлечения аудитории.
А1 объявила о создании делового сообщества «1А Класс»
А1 объявила о создании делового сообщества «1А Класс»
На ежегодной конференции, проводимой инвестиционной компанией А1 для владельцев и руководителей компаний инвестиционного рынка, объявлено о создании бизнес-сообщества «1А Класс», призванного объединить бизнесменов и управленцев, работающих на рынке инвестиций и специальных ситуаций в России
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo
logo